• Балканы, Афон, Константинополь
  • Протестантизм и православие на Балканах.
    Часть III. Ответ на вызов протестантизма

    Первой реакцией Церкви на возросшую активность протестантских миссионеров стала энциклика Вселенского патриарха Григория V против переводов «лютерокальвинистских» миссионеров, опубликованная в 1806 году.

    Патриарх Григорий VΙ
    Патриарх Григорий VΙ
    Несколько лет спустя со специальным воззванием “Ко всем православным…” выступил другой предстоятель Константинопольской Церкви - Григорий VI. Подобный шаг стоил ему патриаршества – он был лишен кафедры после давления? оказанного английскими покровителями миссионеров на османского султана. Впервые за историю Османской империи английский посол лорд Понсонви добился смещения православного патриарха за его деятельность, «препятствовавшую протестантизации православного населения». Патриарх был осужден судом улемов под председательством муфтия и был лишен патриаршества в 1840 году.

    У властей Греции экспансия протестантских миссионеров встретила отпор только однажды. Первый президент освобожденной Эллады граф Каподистрия, человек глубоко погруженный в православную традицию, относился к Западу весьма настороженно, если не сказать негативно. Но будучи опытным дипломатом и политиком он трезво оценивал ситуацию сложившуюся в Восточном Средиземноморье и понимал, что полностью запретить деятельность могущественных миссионеров невозможно. Кроме того упадок греческой системы образования не позволял полностью отказаться от иноземного участия в этой деликатной сфере. В сложившейся ситуации выходом стало установление контроля над иностранными миссионерами, ограничение их активности в сфере образования и параллельные усилия по подъему национального (православно ориентированного) просвещения. Во главе греческой образовательной системы Каподистрия поставил своего друга – русофила, фанариота и традиционалиста Александра Стурдзу (1829).

    Иоанн Каподистрия
    Иоанн Каподистрия
    Граф разрешил протестантам издавать учебную литературу и использовать ее в греческих школах, но вместе с тем выбор учебных пособий всегда контролировался властями. По словам миссионера Корка «Каподистрия дал… разрешение на основание школ… но вместе с тем с тем твердо настаивал на том, чтобы в них не преподавалось ничего, о чем прежде не было бы сообщено правительству». Тот же Корк сообщает, что греческий правитель пресек публикацию любых изданий «оскорбляющих религиозные чувства народа». Кроме того, Каподистрия запретил преподавание в школах грекам, получившим образование в Германии, Англии и Франции.

    Меры президента Греческой республики (пусть и весьма осторожные и взвешенные) а также его попытки проводить независимую внешнюю и внутреннюю государственную политику привели к его физическому устранению. После этого реакцию властей Греции на протестантскую и католическую экспансию можно охарактеризовать как поощрительную, покровительственную или, по крайней мере, непротивительную.

    Равнодушие властей к сохранению православного Предания, их радикальные церковные преобразования и откровенно прозападная политика встретили неприятие в широких народных массах. По Греции неоднократно прокатывалась волна протестных (порой вооруженных) выступлений против деятельности миссионеров и секуляризации.

    Священномученик патриарх Григорий V
    Священномученик патриарх Григорий V
    В штыки встречал народ и попытки перевода Священного Писания на новогреческий язык и введения сознательно искаженных текстов в православное богослужение. В 1901 году восстание студентов Афинского Университета привело к столкновениям, повлекшим человеческие жертвы. Эти события стали поводом для отставки правительства и ухода архиепископа. Важной победой традиционалистов стал запрет на любое изменение текстов Священного Писания без санкции Константинопольского патриархата (2 параграф, второй статьи конституции 1911 года).

    Антиправославная государственная политика не могла не вызвать отпора греческого народа, который по-прежнему жил идеалами «филокалического возрождения». Так были созданы организованные центры самообороны (в основном в монастырской среде) для восполнения вакуума сложившегося из-за пастырского бездействия правящей иерархии, не заботившейся о духовном окормлении и защите греческого народа. В целом подобные движения можно разделить на две большие группы: часть из них имела чисто духовный характер, другая призывала к политической консолидации и сопротивлению властям. Во главе и тех и других встали выдающиеся личности, воплотившие православное вероучение в собственной жизни и ставшие примерами «живого православного сознания» для своих соратников.

    Константин Икономос
    Константин Икономос
    Активизация протестантских миссионеров натолкнулась на противодействие одного из ведущих грческих ученных и церковных деятелей - Константина Икономоса (1780-1857). С 1834 года при его участии стала появляться первая антипротестантская апологетическая литература. В книге «О семидесяти толковниках», доказывалось превосходство перевода семидесяти над протестантскими переводами. Из других полемических сочинений Икономоса отметим исследование «О трех церковных степенях иерархии», направленное против пресвитериан.

    Крупнейшим православно-политическим движением стало созданное в 1839 году «Филортодоксальное общество». Во главе тайного братства традиционалистов стоял легендарный герой революции 1821 года Никита Стамателопулос (прозванный «Никитарас»). Движение ставило сразу несколько задач: национальную (освобождение Фессалии, Эпира и Македонии) и религиозную (защита Церкви от западных влияний и возведение на трон православного короля).

    Никитарас
    Никитарас
    Движение носило русофильский характер и возлагало особые надежды на помощь единоверных братьев. В этот период традиционная любовь греков к России приняла и форму политической идеологии – была создана «русская партия», в которую вошли многие влиятельные военные и представители интеллигенции. Участии в партии и «филортодоксальном обществе» дорого для них обошлась, они были обвинены в подрывной антигосударственной деятельности и организации заговора. Многие «филортодоксалы» были преданы суду и приговорены к различным срокам тюремного заключения.

    Несколько лет спустя эстафету у членов «филортодоксальной группы» принял выдающийся общественный деятель и носитель традиционных филокалических идеалов Косма Фламиатос. Выходец с острова Кефалонья он был воспитан в духе исихастского святоотеческого предания (родители даже назвали мальчика в честь Космы Этолийского). Подобно своему великому тезке Фламиатос стал странствующим проповедником и ревностным защитником Православия. Особо Фламиатос боролся против врагов Церкви, к числу которых относил инославного короля, католических и протестантских миссионеров и масонов. Кроме того Косма проявил себя как настоящий подвижник в миру и выдающийся богослов, успешно противопоставивший свои взгляды пиетистским и схоластическим западным моделям. Его сторонники на местах образовывали особые братства, в которые входили выдающиеся общественные деятели, представители клира и монашества.

    Греческое правительство было недовольно и напугано успехом деятельности Фламиатоса и его соратников. Вместе с ближайшим окружением он был арестован и заключен под стражу. В 1852 году он скоропостижно скончался в тюрьме города Рио (по всей видимости в результате отравления. Народ сразу стал почитать его как мученика.

    Среди последователей Космы выделялась фигура игумена пелопонесского монастыря Мегало Спилео Игнатия Ламбропулоса, после смерти Фламиатоса продолжившего дело своего учителя. Как и Косма он подвергся гонениям со стороны государства и длительное время провел в заключении в тюрьмах городов Триполи, Навплио, Коринф, Эгио, Патра и Калаврита.

    После изгнания короля Отто он предпринял серию миссионерских путешествий по Пелопонессу. Ораторское мастерство, глубокие богословские и научные знания способствовали успеху его деятельности. Вокруг него сформировался круг сторонников, среди которого следует выделить Иерофея (Митропулоса) в будующем архиепископа Патрского.

    Успешная миссионерская деятельность Игнатия Ламбропулоса по достоинству была оценена потомками. По словам афинского архиепископа и историка Хризостома Пападопулоса: «его деятельность представляет собой первый за новейшее время удачный пример миссионерской деятельности, направленной на духовное возрождение греческого народа».

    Имена Ламбропулоса, Фламиатоса, Папулакоса[1] и Икономоса не случайно были связаны с обителью Мегало Спилео. Она была одним из многих монастырей, где благодаря деятельности рассеившихся по всей Греции участников афонского «филокалического возрождения» и их ученников царил исихастский дух святоотеческого предания. Именно в подобных обителях в условиях давления антиправославного правительства сохранялась православная традиция и давался богословский ответ на вызов протестантских и католических миссионеров.

    Святитель Нектарий Пентапольский (Эгинский)
    Святитель Нектарий Пентапольский (Эгинский)
    Особое значение в этот период приобрели старцы, ставшие полюсами притяжения для всех жаждущих духовного руководства и стремящихся прикоснуться к первозданной чистоте православной веры.

    На исихастских началах были построены многие монастыри в Фессалии, Эпире, Македонии, Пелопоннесе и островах Эгейского моря. Примером традиционных обителей могут служить монастыри острова Хиос, на которые серьезное духовное влияние оказали коливады Макарий Коринфский и Афанасий Паросский. В свою очередь монашеская община одного из хиосских подвижников старца Пахомия стала образцом, на который ориентировался при основании своей обители (1904) великий подвижник XX века Нектарий (Кефалас) митрополит Пентапольский. Деятельность которого также стала ответом на вызов протестантствующих внецерковных обществ и послужила толчком для возрождения Элладского монашества.

    Святитель Нектарий Пентапольский (Эгинский)
    Святитель Нектарий Пентапольский (Эгинский)
    Особенностью описываемой эпохи стало большое влияние странствующих проповедников, представителей низшего духовенства и даже мирян (достойных упоминания деятелей насчитывалось десятки). В условиях пассивности национальной и церковной элиты они взяли на себя ответственности за сохранение чистоты веры и ее точной передачи следующему поколению греков. Несмотря на постоянные репрессии, аресты и закрытие доступа к образовательной системе традиционалисты сумели найти альтернативные пути для донесения своих идей до народа: издавали литературу, преподавали в провинциальных небольших учебных заведениях, проповедовали и проводили беседы с народом. Многие ученые сравнивают деятельность элладских поборников традиции с аналогичной активностью иконопочитателей в период иконоборческих гонений восьмого века: и тем и другим в условиях государственного давления удалось сохранить свою духовную и культурную традицию.

    В целом круг «филортодоксалов» был протестом против трех непосредственных угроз для православной традиции: а) антиканонического подчинения Церкви государству; б) религиозной пропаганды западных миссионеров; в) искажения православного сознания под влиянием идеологии европейского Просвещения.

    Плодом влияния протестантизма стала деятельность многчисленных внецерковных организаций, захлестнувшая Грецию в первой половине XX столетия. Однако и им в среде православных традиционалистов была предложена альтернатива. Помимо упоминавшегося митрополита Нектария (Кефаласа) особо следует поговорить о круге афинского священника отца Николая План!аса (1851 – 1932). Его литургически- и церковно- ориентированная община стала зримым противовесом построенным на протестантских началах внецерковным обществам.

    Отец Николай Планас
    Отец Николай Планас
    Николай Планас родился на острове Наксос в 1851 году. После скоропостижной смерти отца перед семьей остро встали проблемы выживания. Четырнадцатилетний мальчик вместе с мамой и сестрой вынужден был перебраться в Афины.

    Николай рано женился, но его супруга умерла при родах. После своей дьяконской хиротонии он поделил наследство с сестрой и свою долю в имуществе предложил в залог за дом соседа. Деньги к нему так никогда и не вернулись. По словам составителя его жизнеописания: «Освободившись от мирских и имущественных попечений, он всецело и беспрепятственно посвятил себя аскетическому образу жизни великих подвижников-пустынников, только посреди многолюдного града Афин». Через пять лет в 1884 он был рукоположен во священника.

    На протяжении 50 лет о. Николай ежедневно служил с 8 утра до 3 дня. Делал это и в холодные зимы, и в летний зной, и в народные восстания, и даже во время англо-французской оккупации 1917 г.

    Свою жизнь и жизнь общины отец Николай не представлял в отрыве от храма. Это отличало его от внецерковных организаций, существовавших независимо от жизни прихода и епархии, и зачастую переносивших евхаристию и исповедь в частные молельные дома или даже офисы.

    В отличии от «Зои» батюшка служил долго, ничего не сокращая и не меняя в богослужении. «Сначала он поминал почивших патриархов, митрополитов, священников, диаконов и своих земляков с Наксоса и из Афин. Записки, которые ему давали, отец Николай поминал по много месяцев».

    И парадоксальным образом эти длинные службы собирали больше народу, чем краткие адаптированные к современности «сидячие» богослужения внецерковных организаций. Люди приходили на службы отца Николая семьями, отпрашиваясь с работы и откладывая дела. В храме собирались представители всех возрастов и сословий. Многие из них впоследствии сыграли ключевую роль в церковной и общественной истории Греции. Среди прихожан Планаса были будущий митрополит Пентапольский и выдающийся церковный писатель Нектарий Кефалас, старец Филофей Зервакос, иконописец и литератор Фотис Кондоглу, писатели Александрос Пападьямантис и Александрос Мораитидис, представители епископата и игумены афонских монастырей.

    На первый план у отца Николая выходит мистическая глубина богослужения, которое воспринималось батюшкой как реальное богообщение и богопознание. Таинство для него было именно таинством, встречей с Богом и причастностью к соборной Церкви Христовой, а не тварным средством для восполнения благодати.

    В то время как у «Зои» проповедь фактически заняла центральное место в богослужении (разрывая Евхаристию), отец Николай вообще не проповедовал. Он учил не словами, а примером собственной жизни, своим литургическим благоговением и благочестием. Главным его миссионерским средством было богослужение, драгоценное время молитвы он предпочитал не тратить на формальные и банальные слова.

    Отец Николай Планас
    Отец Николай Планас
    Отец Николай не ориентировался на этикет и светское обхождение, «он был исключительно прост, словно малое дитя, но в то же время разумен в своих ответах на различные вопросы». В отличие от идеологов внецерковных организаций отец Николай был далек от законичества и морализаторства. От других он не требовал строгих постов, но сам был настоящим подвижником. Ел только один раз в день вечером, а всю Четыредесятницу не вкушал масла.

    Николай Планас сочетал личный подвиг с социальным служением. Он заботился не только о духовных, но и о материальных нуждах своей паствы. «Через руки отца Николая проходили большие деньги, но они немедленно расходились на милостыню».

    В отличие от внецерковных обществ батюшка строил жизнь своей общины на фундаменте исихастской аскетической традиции. Его мировоззрение сформировалось под влиянием афонского «филокалического возрождения». Он сам творил непрестанную молитву и призывал своих прихожан к аскезе и подвигу. Многие из его духовных чад стали впоследствии монахами, а некоторые подвижниками в миру. Фактически община Николая Планаса напоминала «монастырь в миру» - ее члены совмещали духовное делание и молитвенный подвиг со сложной жизнью в условиях большого города.

    Деятельность отца Николая встретила непонимание со стороны афинского архиепископа Мелетия Метаксакиса (человека достаточно либеральных взглядов). Он даже запретил ему совершать ночные богослужения и вызвал батюшку на допрос.

    В отличии от внецерковных организаций, отец Николай никогда не тратил время на критику иерархии и не противопоставлял свою общину как касту избранных к официальной Церкви. Он был настроен не на отрицание и критику, а на позитивное исполнение своего долга.

    Отец Николай Планас
    Отец Николай Планас
    Смерть Николая Планаса стала настоящим ударом для современников. Проститься c ним съехались тысячи людей, а его похороны напоминали прощание с королем или патриархом. Весь центр Афин был заполнен морем людей. Простой афинский священник за свою недолгую жизнь успел сделать для Церкви больше, чем вся иерархия и богословы его времени.

    В период господства внецерковных организаций в условиях пассивного непротивления протестантскому влиянию на жизнь Церкви большей части элладского епископата на защиту православного предания встала значительная часть греческой интеллигенции. Их лейтмотивом стал призыв к возвращению к исихастскому и византийскому наследию, интерес к народной культуре и литургическому преданию Церкви. Влияние традиционализма способствовало формированию целого культурного пласта в исскустве, литературе и науке.

    Во второй половине XX столетия в Греции происходил новый расцвет традиционной идеологии. Из «Зои» и других подобных ей обществ выходит целая плеяда молодых богословов, выступающих с критикой как богословия внецерковных организаций так и университетской теологии.

    Их лейтмотивом становится идея выдающегося русского мыслителя и ученого Георгия Флоровского, согласно которой православное богословие сможет освободиться от западных влияний только если вернется к своим святоотеческим источникам и основаниям. Для освобождения от «западного пленения» необходимо уйти от господства латинской (схоластической) и протестантской (либеральной) мысли, принесенной в Греции богословами выпускниками западных университетов и членами внецерковных организаций.

    В этот период греческое университетское богословие действительно поворачивается к изучению исихазма и православной традиции. Большими тиражами издается «Добротолюбие», творения Григория Паламы, Симеона Нового Богослова и других отцов Церкви. Их публикация и повсеместное распространение способствовали «смене духовного и богословского направления, повороту или точнее сказать возврату к православным святоотеческим корням». На исихастское наследие все больше начинает ориентироваться и жизнь греческих монахов и мирян.

    В Элладской Церкви наблюдается новый расцвет монашества и старчества. Приметой времени становится большое число юношей с высшим образованием и даже крупных ученых среди новых насельников монастырей. Молодежь, не желавшая внимать сухим нотациям протестанствующих проповедников, оказалась восприимчивой к мистико-аскетической традиции Православия и духовному опыту современных подвижников и монастырей.

    Афанасий Зоитакис


    [1] Подробнее о Папулакосе см. http://www.agionoros.ru/docs/248.html

    Смотри также:

    Афанасий Зоитакис. Протестантизм и Православие на Балканах. Часть I. Протестантская экспансия на Востоке
    Еще с периода латинского господства (Четвертый Крестовый поход) католики распространили свое влияние на многие населенные греками территории, так что в некоторых областях составили преобладающую часть их населения (Кикладские острова, Ионические острова, Хиос).

    Афанасий Зоитакис. Протестантизм и православие на Балканах. Часть II. Элладская Церковь и вызов протестантизма
    Особенностью ситуации на Балканах стало активное сотрудничество носителей идей Просвещения и западных миссионеров. При этом первые способствовали перестройке освобожденных из под Османского ига государств на “западный лад”, а вторые сосредоточили свою деятельность на европеизации религиозного и социального сознания народа. Также они развернули активную совместную антимонашескую пропаганду и стали вдохновителями государственной политики секуляризации монастырских земель и закрытия православных обителей. Их конечной целью при этом было отделение системы образования от Церкви (монастыри на Балканах всегда были оплотами просвещения) и как следствие отрыв народа от мистико-аскетической традиции Православия.

    Старец Паисий Святогорец.Слова. Том II. Духовное пробуждение.

    Старец Паисий Святогорец (1924-1994), известный во всём православном мире греческий афонский монах, подлинный святой нашего времени, авторитетнейший духовный наставник и писатель. Серия «Слова» Старца Паисия начала составляться после его кончины монахинями основанного Старцем монастыря Суроти недалеко от Салоник. При составлении «Слов» Старца Паисия были использованы магнитофонные и стенографические записи бесед с ним, его письма и отрывки из книг написанных им при жизни.Написанные в живой, образной форме вопросов и ответов «Слова» Старца Паисия Святогорца переведены на десятки языков и помогают многим людям найти путь к Богу и получить ответы на волнующие их вопросы. Во II томе «Слов» речь идет о равнодушии и безответственности, распространившихся в наше время, и о необходимости сознательного христианского служения, проявляющегося в исправлении самого себя, благоразумном поведении, исповедании веры и молитве. Наставления Старца подготавливают нас к сложным ситуациям, в которых нам, возможно, придётся оказаться.