• Балканы, Афон, Константинополь
  • Украинская автокефалия. Сокрытие и неверная интерпретация документов

    Профессор богословия из Греции, протопресвитер Феодор Зисис полагает, что Константинопольский Патриархат «целенаправленно скрывает и искажает историческую правду, чтобы поддержать раскол, который способен спровоцировать гражданскую войну на Украине».

    Протопресвитер Феодор Зисис Протопресвитер Феодор Зисис
        

    Профессор богословия из Греции, протопресвитер Феодор Зисис полагает, что Константинопольский Патриархат «целенаправленно скрывает и искажает историческую правду, чтобы поддержать раскол, который способен спровоцировать гражданскую войну на Украине». Профессор Феодор Зисис – один из самых авторитетных специалистов в области канонического права. AgionOros.ru предлагает вниманию читателей его фундаментальный разбор ситуации вокруг украинской автокефалии.

    Предисловие

    Все православные, да и остальной христианский мир, наблюдают (кто с беспокойством и тревогой, а кто и со скрытой радостью) конфликт между двумя Церквями – Константинопольской и Московской, возникший по причине оспариваемой юрисдикции на Украине, или, точнее, по причине самочинного и антиканоничного вторжения Вселенского Патриархата на каноническую территорию Русской Церкви (которой всегда и стабильно принадлежал Киев, за исключением некоторых непродолжительных периодов иностранных завоеваний). Наша статья «Украина – это каноническая территория Русской Церкви. Нет подтверждающих документов, свидетельствующих в пользу Константинополя» получила широкую поддержку сотен тысяч пользователей сети Интернет. За одну неделю число читателей превысило триста тысяч (300 000) и продолжает расти. В статье мы пообещали подготовить обширный материал, где более глубоко представим историческую правду, которая скрывается и искажается Вселенским Патриархатом с целью поддержания раскола, который способен спровоцировать гражданскую войну на Украине.

    В частности, Вселенский Патриархат для обоснования своего антиканоничного вмешательства в чужую юрисдикцию опубликовал исследование под названием «Вселенский Престол и Украинская Церковь – Что говорят тексты», в котором представляются и комментируются патриаршие документы, из которых, якобы, видно, что в 1686 году Вселенский Патриархат передал Киев Русской Церкви временно и теперь имеет право отменить эту передачу и восстановить свою прежнюю юрисдикцию, а также обладает правом в одностороннем порядке предоставлять автокефалию Украине без согласия Русской Церкви, которой на протяжении веков принадлежала Украина. Константинополь устойчивым темпом уже продвинулся в этом направлении, вследствие чего Москва прекратила с ним евхаристическое общение и обвиняет патриарха Варфоломея в расколе, потому что он восстановил общение с двумя раскольническими группировками на Украине, которые Русская Православная Церковь продолжает обоснованно считать находящимися в расколе.

    Итак, в этой пространной обещанной нами статье мы представляем множество документов Вселенского Патриархата, из которых следует, что Киев исторически, национально и религиозно принадлежит России, что он был отделен в некоторые сложные исторические периоды и вновь воссоединился с Русской Православной Церковью в 1686 году патриаршим и синодальным решением Константинополя. Два документа, на которые ссылается Вселенский Патриархат, свидетельствуют в пользу этой позиции, но неверно интерпретируются теми кто взялся поддерживать антиканоничные претензии Константинополя. Наша статья подразделяется на следующие пункты:

    1. В украинском вопросе права Русская Церковь. Опасность этнофилетизма для грекоязычных Церквей.

    2. История Русской Церкви едина и неделима. Она также включает в себя и Киев.

    3. Неудавшиеся попытки раздела единой Митрополии Киевской и всея Руси:

    а) Попустительство варлаамита Патриарха Иоанна Калеки разделяет Русскую Церковь;

    б) Единство восстанавливается исихастом Патриархом Исидором І;

    в) Император Иоанн IV Кантакузин выступает за единство Русской Церкви;

    г) Патриархи Каллист І и Филофей Коккин выступают за единство Русской Церкви.

    4. Разделение единой Митрополии Киевской и всея Руси – дело рук униатов и католиков.

    5. Воссоединение Киева и Москвы в 1686 году и неверная интерпретация соответствующих документов:

    а) Два документа, на которые ссылается Константинополь, неверно толкуются близкими к нему исследователями;

    б) Первый документ и его правильное толкование;

    в) Второй документ лучше проясняет положение вещей.

    Выводы

    1. «В украинском вопросе правда на стороне Русской Церкви. Грекоязычным Церквям угрожает опасность впасть в этнофилетизм.

    Пишущий эти строки, как многолетний сотрудник Вселенского Патриархата, всегда оказывал ему всестороннюю поддержку. В рамках своих научных интересов к истории межправославных отношений я подробно изучил взаимоотношения двух Церквей (Русской и Константинопольской).

        

    Тема этих отношений приобрела актуальность в 1988 году по случаю празднования тысячелетия крещения святого Владимира и русского народа в Киеве (988–1988 гг.). Мое первое исследование «Вселенский Патриархат и Русская Церковь» было представлено в качестве доклада на международном семинаре «Россия. Тысяча лет христианской жизни», который проводился в Женеве Православным центром Вселенского Патриархата (май 1988 г.). Мое второе исследование «Константинопольская Церковь как фактор единства обращенных ею в христианство русских» было представлено на проведенном Русской Церковью международном историческом симпозиуме в Киеве (июль 1988 г.). Обе работы были опубликованы в моей книге «Константинополь и Москва»1, в приложении к которой изданы десятки документов по тысячелетним отношениям двух Церквей, на основании которых также можно сделать уверенные выводы по обсуждаемой сегодня проблеме автокефалии православных Украины. Поэтому вызывает удивление, что Константинополь ссылается только на два документа (которые, к тому же, неверно интерпретируются) чтобы обосновать утверждение о том, что Украина является канонической территорией Константинопольской Церкви и оправдать свою инициативу и действия по предоставлению автокефалии православным Украины, игнорируя Русскую Церковь и канонического Митрополита Киевского, которые справедливо возмущены.

    Стоит отметить также, что моя супруга Христина Булаки-Зиси (ныне монахиня Нектария), доцент кафедры Истории славянских Церквей богословского факультета Салоникского Университета им. Аристотеля, написала монографию опять-таки в рамках празднования тысячелетия Крещения Руси под названием «Обращение русских в христианство»2. В ней были отвергнуты научные концепции тех, кто стремился отрицать хорошо обоснованный факт, что Константинополь обратил русских в христианство, и приписать обращение Руси в христианство другим христианским центрам, в первую очередь Риму. Эта книга много лет использовалась в качестве учебного пособия для студентов богословского факультета, даже после выхода на пенсию ее автора.

    Как греческий священник и ученый я был бы счастлив, если бы в украинском вопросе историческая правда и священные каноны были бы за греко-православным Константинопольским Патриархатом, тогда у меня были бы все основания поддерживать его притязания.

    Однако, к сожалению, правда на стороне Москвы, и следовательно мы должны поддержать сторону, против которой совершена историческая несправедливость, и прямо сказать на чьей стороне история (хотя несомненно, что многие, движимые этнофилетизмом, обвинят нас в антипатриотизме и антигреческой позиции).

    Я не возражаю ни против древнегреческого выражения «Платон мне друг, но истина дороже», ни против слов греческого национального поэта Дионисиоса Соломоса «Мы должны считать национальным то, что истинно»3.

    Полагаю, что мы, христиане, превыше земных отечеств должны ставить нашу небесную родину и ее земное воплощение – Церковь, членами и гражданами которой мы все являемся независимо от расового или национального происхождения: и греки, и русские, и сербы, и болгары, и грузины, и румыны, и арабы. Мы все являемся членами одного тела Христова, коим является Церковь, и во Христе «нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе». Любой, кто ставит во главу угла патриотизм и ценит его выше своей церковной идентичности, вводит в Церковь этнофилетизм4, который нарушает соборность Церкви, и ее наднациональное измерение. К сожалению, те, кто поддерживает или осуждает действия священноначалия, основываясь на принципе «свой – чужой», а не на исторической правде, впадают в этнофилетическое заблуждение.

    Так и сегодня, мы, греки, грекоязычные Поместные Церкви, в случае поддержки ошибочных действий Вселенского Патриархата, можем впасть в соблазн этнофилетизма и пойти против вселенского и соборного характера Церкви.

    Мы представим отношения между Константинополем и Москвой в соответствии с историческими данными и документами церковных соборов.

    2. История Русской Церкви является единой и неделимой. Киев (Украина) является ее неотъемлемой частью.

    Не нужно иметь глубоких исторических знаний, чтобы знать, что Киев был купелью, из которой родилась Русская Церковь после крещения Киевского князя Владимира и русского народа в 988 году. Международные празднования тысячелетия Крещения в 1988 году свидетельствовали о всеобщем соборном признании Киевского начала Русской Церкви. И это не было случайное, недолговечное начало: до татаро-монгольского нашествия в 1240 году Киев был столицей России, политическим, церковным и культурным центром русских, основой их государства. Общепринятая периодизация церковной истории России начинается с киевского периода, что не значит, что в более поздние времена Киев находится вне юрисдикции Русской Церкви и что Русская Церковь передала Киев в другую (нерусскую) юрисдикцию. Иностранные завоевания киевских территорий вынудили правителей перенести свой политический и церковный центр севернее (сначала во Владимир, а позднее в Москву), не отказываясь от юрисдикции Церкви над Киевом и над территорией Украины. Даже когда столицами были Владимир и Москва, существовала одна-единственная Митрополия Русской Церкви, которая тогда подчинялась Константинополю и называлась «Митрополия Киевская и всея Руси».

    Особенно примечательным в данном случае является то, что вопреки усилиям иностранных (западных и латинских) держав пытавшихся разрушить и разделить единую Митрополию «Киевскую и всея Руси» и учредить вторую митрополию (как они делают это сегодня путем создания автокефальной украинской церкви) Константинополь, понимая что это наносит ущерб единству Русской Церкви и русскому народу, не позволил создать еще одну митрополию.

    Когда в следствии невыносимого давления, вредного для самого Константинополя, некоторые патриархи все-таки позволили создать другую митрополию, их преемники очень быстро упраздняли вторую митрополию и восстанавливали единство Русской Церкви, самым уничижительным и негативным образом характеризуя подрывные и раскольнические действия своих предшественников. Эти усилия, предпринятые Константинополем для сохранения единства русского народа под единым церковным управлением, мы представили в специальном исследовании «Константинопольская Церковь как фактор русского единства». Есть ли сейчас повод и оправдание для того, чтобы Константинопольский патриархат превратился в разделяющий и раскольнический фактор, а его предстоятель получил уничижительные характеристики даже от своих преемников? Настолько жестким и непреодолимым является давление Запада, который на протяжении веков культивировал русофобию?

    Приводим периодизацию истории Русской Церкви, предлагаемую церковными историками: а) с крещения русских до татаро-монгольского нашествия (988–1240 гг.) –«Киевский период»; б) с татаро-монгольского нашествия на Русь до разделения Русской Митрополии (1240–1462 гг.); в) с разделения Русской Митрополии до создания Патриархата (1462–1589 гг.); г) Московский Патриархат (1589–1700 гг.); д) Синодальный период (1700–1917 гг.); е) восстановление Патриархата и советский режим (1917–1990 гг.)5; ж) можно добавить еще один период: от распада СССР до настоящего времени (1990–2018 гг.) – период прекращения гонений, возрождения и расцвета.

    3. Неудавшиеся попытки раздела Митрополии Киевской и всея Руси

    Завоевание Руси татаро-монголами (1240 г.) имело печальные и разрушительные последствия для почти всех русских княжеств и особенно для юга Руси, где славный город и столица русских Киев был почти полностью разрушен. Большая часть населения переселилась в северо-восточные области, поэтому престол митрополита сначала был перенесен во Владимир (1299 г.) а позднее в Москву (1328 г.). Хотя после татаро-монгольского завоевания митрополит не жил в Киеве, он сохранил свой традиционный титул «Митрополит Киевский и всея Руси» и продолжал быть епископом Киева. Во время монгольского владычества Рим попытался использовать сложную историческую ситуацию, окатоличить русских и подчинить их папизму посредством Польши и Литвы, в том числе организовывая против них крестовые походы. Известны битвы святого князя Александра Невского со шведскими рыцарями и Орденом меченосцев, которых он победил и прогнал (1240-1242 гг.); таким образом воспрепятствовав проникновению и распространению папизма в северо-западных регионах. Однако подобного не произошло в юго-западных областях, которые сегодня принадлежат Украине. Так Польше и Литве путем завоевания некоторых территорий, а также путем влияния на местных русских правителей, страдавших от татаро-монгольского ига, удалось проникнуть и в церковные дела – конечно же, с целью окатоличивания. Для достижения этой цели они должны были добиться независимости юго-западных регионов России от централизованного церковного управления единой «Митрополии Киевской и всея Руси» путем создания и второй, и третьей митрополий.

    Эту же самую цель преследуют и сегодня – вестернизация Украины при содействии граждан Украины исповедующих католицизм и униатство и двух прозападных и склоняющихся к католицизму раскольнических группировок, действующих против канонической Киевской митрополии управляемой митрополитом Онуфрием, которая безоговорочно подчиняется единой Русской Церкви. Всем известно, что продвигающий автокефалию президент Украины Порошенко симпатизирует униатам, а через него добиваются церковной независимости Украины от Москвы весь Запад, Европа и Америка.

    Вселенский Патриархат, даже ослабленный после латинского завоевания Константинополя в 1204 году и долгосрочного изгнания политических и церковных правителей в Никею (до 1261 г.), не поддался попыткам разделить единство церковного управления русских, а когда по недобросовестности или недальновидности того или иного патриарха позволялось создать еще одну митрополию по стандартам приверженцев папы, Патриархат вскорости восстанавливал церковное единство русских. В качестве примера мы упомянем некоторые прецеденты и связанные с ними документы.

    а) Попустительство варлаамита Патриарха Иоанна Калеки разделяет Русскую Церковь

    Святитель Григорий Палама Святитель Григорий Палама
    В середине XIV века Церковь потрясли исихастские споры, вызванные пришлым с Запада Варлаамом Калабрийским, подозреваемым в планах разделения единства православных. Ему с успехом дал богословский отпор святой Григорий Палама. К сожалению, Константинопольским патриархом тогда был Иоанн Калека (1334–1347 гг.). Он поддержал Варлаама Калабрийского, выслав и заточив в тюрьму святителя Григория Паламу. Помимо его губительных действий в области догматов веры, он спровоцировал еще и разделение в Русской Церкви путем создания второй митрополии, независимой от единой митрополии Киевской и всея Руси. Точно также сегодня поступает и патриарх Варфоломей: не хватало нам его приверженности папизму и амнистирования ересей на Критском псевдособоре, так теперь он, словно «восточный папа», разделяет и раскалывает единую Русскую Церковь путем предоставления автокефалии Украине, причем не канонической Православной Церкви под руководством митрополита Онуфрия (которая не просила автокефалию), а двум раскольническим группам под руководством низложенных архиереев Филарета и Макария, тем самым игнорируя решения церковных канонических судов Русской Церкви. Произвол патриарха Варфоломея даже хуже чем произвол Иоанна Калеки, поскольку одновременно с действиями по разделению Церкви он ведет общение с раскольниками, и посему лишается общения согласно принципу – «общающийся с отлученным от общения сам лишается общения», ведь наложившая на украинских раскольников наказание отлучения Русская Церковь продолжает считать их схизматиками6.

    Когда в 1347 г. в Константинополе произошли политические и церковные изменения и императором стал приверженец исихастов Иоанна IV Кантакузин (1347–1354 гг.), Иоанн Калека был низвергнут и патриарший престол занял исихаст Исидор (1347–1349 гг.). Вместе с умиротворением Церкви после осуждения Варлаама и его сторонников было восстановлено единство Русской Церкви и ликвидирована Галицкая митрополия (которую создал Иоанна Калека), а все русские православные объединились под началом единой Митрополии Киевской и всея Руси. Сохранилось множество документов, которые подтверждают то, что территория нынешней Украины всегда подчинялась единой Русской Церкви, и лишь в беспокойные периоды временно отделялась, чему способствовало и «попустительство сребролюбивого Константинопольского патриарха, который не думал ни о чем ином, как только об удовлетворении своих аппетитов», – как пишет император Иоанн Кантакузин русскому Великому князю Симеону, имея в виду Иоанна Калеку. Представим некоторые документы в виде выдержек отдельных значимых мест, некоторые же документы для полноты картины публикуем целиком.

    б) Единство восстанавливается исихастом Патриархом Исидором І

    В синодальном решении при патриархе Исидоре, которое восстановило единство Митрополии Киевской и всея Руси (1347 г.), упоминается смута и беспорядок спровоцированные гонениями и гражданским противостоянием между русскими князьями, а также четырехсотлетнее нерушимое единство Киевской митрополии. Мелкие разногласия быстро улаживаются митрополитом. «Народ русский долгое уже время, в течение уже почти четырехсот лет, признавая одного митрополита, всегда управлявшего митрополиею Киевскою, наслаждался глубоким миром, и если что по нужде иногда отвергал или изменял, то сам же и воссоздал и легко исправлял». Далее приводится отрывок из скрепленного золотой буллой документа (хрисовула) императора Иоанна Кантакузина к Великому князю Симеону и другим князьям, в котором говорится что все епископии Малороссии (нынешней Украины) подчиняются епископии Великой Руси. Однако смута и волнения после татаро-монгольского завоевания предоставили возможность, которой воспользовались политические и церковные функционеры в Константинополе (в том числе, к сожалению, «и церкви для виду глава» патриарх Калека, которые ни о чем ином не заботились, как только об удовлетворении своих аппетитов) и спровоцировали большой беспорядок в политических и церковных делах, задумав отделить от Русской митрополии епископии Малороссии и подчинить их архиерею Галиции, которого возвели из епископов в митрополиты (этого сейчас добивается и патриарх Варфоломей – сделать патриархом Киевским раскольника Филарета). Это, однако, является тяжелым и неприятным для всех христиан, которые не хотят быть под пастырским началом двух митрополитов, но желают, чтобы оставался непрерывным и неизменным старый обычай единой и неделимой церковной власти. Они сделают все возможное чтобы предотвратить это нововведение, как это каждый раз происходило в прошлом. Императорский документ словно отображает нынешнюю ситуацию:

    «Между тем в бывшее незадолго пред сим время нестроения не только заправлявшие делами государства, но и предстоятель Церкви вопреки долгу, воспользовавшись таким временем, не заботились ни о чем другом, как только об исполнении собственных своих желаний, и, приведши состояние общественных и церковных дел в беспорядок, почти все ниспровергли, и для душ христианских приготовили всякий вред и бедствие, а также сделали и то нововведение, что отделили от святейшей митрополии Киевской помянутые епископии Малой России и подчинили их власти архиерея Галицкого, рукоположив его из епископа в митрополита. Это послужило к нарушению обычаев, издревле обратившихся в закон для всей России, и подействовало тяжело и грустно на всех находящихся в ней христиан, не желавших иметь двух митрополитов, но желающих, чтобы оставался сохраненным и ненарушенным обычай, который у них существует издревле, как сказано, и изыскивающих все меры к устранению такого нововведения, подобно тому как и в прежнее время были попытки сделать такое нововведение, но тотчас же разрушались и отвергались, едва возникали».

    На основании в том числе и императорского документа патриарший синод ликвидировал Галицкую митрополию и вернул все епископии под управление митрополии Киевской и всея Руси. Этот формат по мнению Константинопольского синода должен был оставаться неизменным в будущем, так как утвержден исстари и является справедливым с точки зрения интересов и единства русского народа: «Посему имеют опять подчиняться ей, на вечные времена ... и это постановление, как древнее, и справедливое, и совершенно основательное, и направленное к пользе столь многочисленного народа, и поистине необходимое для его мира и единомыслия, будет принято без перемены и святейшими патриархами после нас». Приводим полный текст синодального решения:

    Синодальное решение при патриархе Исидоре (1347–1350 гг.) о единстве Митрополии Киевской и всея Руси от 1347 г.

    «Что для мореходцев спокойное море и попутно дующий ветер, то самое для политических дел хорошие законы, мир и единомыслие. Как для мореходцев спасительны места, удаленные и безопасные от бурь и треволнений, где судно удобно пристает к берегу, так для живущих в обществах под благими законами спасительна жизнь, как можно более далекая от опасностей беспорядка. Беспорядок есть величайшая из опасностей жизни; его свойство превращать все вверх дном и смешивать вместе дела Божественные и человеческие. В этом всяк может убедиться из следующего. Народ русский долгое уже время, в течение уже почти четырехсот лет, признавая одного митрополита, всегда управлявшего митрополиею Киевскою, наслаждался глубоким миром, и если что по нужде иногда отвергал или изменял, то сам же и вновь созидал и легко исправлял. Но по допущению Божию за множество грехов бывшее незадолго пред сим время нестроения ниспровергло это состояние русского народа и привело в такое замешательство, что едва не возбудило браней и междоусобной войны. В это самое время верховный и святой самодержец мой, получивший от Бога законное право царствовать за его истину, кротость и справедливость, которыми он превзошел всех бывших прежде него царей, как только узнал положение дела, частую от нас же самих и от находящегося при нас Божественного и священного Собора, а частию из писем святейшего митрополита Киевского, препочтенного и экзарха всея России, во Святом Духе возлюбленного брата и служителя нашей мерности, равно благороднейшего князя всей России и любезнейшего брата достойнейшего и святого моего самодержца кир Симеона и других князей, каковые письма соборне объявлены были и нам во всеуслышание, то признал за благо издать золотую буллу, которая читается так: «Святейшие епископии, находящиеся в стране Малой России, названной Волынью, как-то: Галицкая, Володимирская, Холмская, Перемышльская, Луцкая и Туровская, с того самого времени, как народ русский по благодати Христовой познал Бога, входили в состав митрополии Киевской, которою ныне управляет законно святейший митрополит, препочтенный и экзарх всея России кир Феогност, равно как и святейшие епископии Великой России. Между тем в бывшее незадолго пред сим время нестроения не только заправлявшие делами государства, но и предстоятель Церкви вопреки долгу, воспользовавшись таким временем, не заботились ни о чем другом, как только об исполнении собственных своих желаний, и, приведши состояние общественных и церковных дел в беспорядок, почти все ниспровергли, и для душ христианских приготовили всякий вред и бедствие, а также сделали и то нововведение, что отделили от святейшей митрополии Киевской помянутые епископии Малой России и подчинили их власти архиерея Галицкого, рукоположив его из епископа в митрополита. Это послужило к нарушению обычаев, издревле обратившихся в закон для всей России, и подействовало тяжело и грустно на всех находящихся в ней христиан, не желавших иметь двух митрополитов, но желающих, чтобы оставался сохраненным и ненарушенным обычай, который у них существует издревле, как сказано, и изыскивающих все меры к устранению такого нововведения, подобно тому как и в прежнее время были попытки сделать такое нововведение, но тотчас же разрушались и отвергались, едва возникали. Ибо тамошние христиане не терпели, чтобы древний их обычай был отменен. Об этом было донесено моему царскому величеству благороднейшим великим князем России и любезнейшим братом нашим кир Симеоном и заявлено желание с просьбою его и других тамошних князей, чтобы постановлено было золотою буллою моего величества опять подчинить означенные епископии под власть святейшей митрополии Киевской, как было прежде. Признав такое требование справедливым и основательным, в силу с давнего времени доныне бывшего церковного обычая, и ради добродетели и богоугодного образа жизни нынешнего святейшего митрополита Киевского, препочтенного и экзарха всея России, мое величество заблагорассудило, постановило и определило издать настоящую золотую буллу, да будут вновь подчинены святейшей митрополии Киевской находящиеся в сказанной Малой России святейшие епископии — Галич, Володимир. Холм, Перемышль, Луцк и Туров, которые вопреки справедливости отданы епископу Галицкому в помянутое время нестроения, и пусть первенствующий архиерей святейшей митрополии Киевской делает в тех епископиях все то, что Божеские и священные каноны повелевают делать митрополитам в находящихся под их властию епископиях и что совершали и прежде бывшие там митрополиты и сам нынешний святейший митрополит Киевский, хиротонисуя, и поставляя в них епископов, и производя над ними суд и исследование, когда нужно по церковным правилам, и делая все прочее, что Божескими и священными канонами указано. Сами же боголюбезнейшие епископы, находящиеся в тех святейших епископиях, должны иметь к святейшему митрополиту Киевскому, препочтенному и экзарху всея России кир Феогносту, и какие по нем будут архиерействовать, подобающее повиновение и слушаться его во всем, что будет он говорить и предлагать им, как относящееся к устроению тамошних христиан и к прочему церковному и каноническому управлению и благочинию. Притом в силу настоящей золотой буллы моего величества упомянутые святейшие епископии Малой России имеют подчиняться и на последующие времена святейшей митрополии Киевской и управляющему ею ныне архиерею, святейшему митрополиту, препочтенному и экзарху всея России кир Феогносту, и судиться от него по существующим церковным правилам, равно как исполнять все должное и законное, а после него имеют повиноваться и будущим его преемникам,— и это постановление навсегда должно быть соблюдаемо, как было издревле в обычае, чтобы святейшие епископии зависели от одного митрополита. В подтверждение сего и состоялась настоящая золотая булла моего величества и предназначена для помянутой части святейшей митрополии Киевской. Дана месяца августа ныне текущего пятнадцатого индиктиона шесть тысяч восемьсот пятьдесят пятого года, в котором началось и наше благочестивое. Богом предназначенное царствование.

    Соответственно этому, как надлежало, и наша мерность общим мнением собранных при нас святейших архиереев — Ираклии, Фессалоникии, Кизикии, Филадельфии, Севастии, Понтократии, Прусии, Митилены, Аина, Сугдаи, Готфии, Визии, Каллиуполя и Гареллии — постановила, чтобы названные епископии: Галиция, Володимир, Холм, Перемышль, Луцк и Туров — вновь вошли в состав святейшей митрополии Киевской и были подчинены ей, как прежде, и на все последующее непрерывное время, а все находящиеся в них боголюбезнейшие епископы почитали митрополитом и первым между ними Киевского и повиновались ему, как было изначала. Сделанное же в недавнее время нестроения бывшим прежде патриархом синодское постановление касательно Галиции отвергаем, а определенную им тогда церковную епитимию против неповинующихся Галицкому епископов и других, как незаконную, соборне разрешаем. Посему имеют опять подчиняться Киевской митрополии упомянутые святейшие епископии, и это постановление, как древнее, и справедливое, и совершенно основательное, и направленное к пользе столь многочисленного народа, и поистине необходимое для его мира и единомыслия, будет принято без перемены и святейшими патриархами после нас. И не только нынешний святейший митрополит Киевский, препочтенный и экзарх всея России, возлюбленный брат в Святом Духе нашей мерности и сослужитель, но и после него святейшие архипастыри той Церкви будут исполнять постановление сие в означенных епископиях беспрекословно, как предоставлено им канонами. В сем-то смысле и совершилось настоящее наше соборное распоряжение и передано помянутой части святейшей митрополии Киевской для вечного хранения. Месяца сентября, индикт. 17»

    Синод направляет письмо Галицкому митрополиту, в котором сообщает что епископства Малороссии (Украины) возвращаются в Митрополию Киевскую и всея Руси и о том что (как следствие) его митрополия ликвидируется. Также он приглашал его в Константинополь с целью синодального рассмотрения выдвинутых против него обвинений. Приводим лаконичный текст:

    Приглашение Галицкого митрополита в Константинополь с целью предстать пред патриархом Исидором (1347).

    «Высокопреосвященейший митрополит Галицкий, достопочтенный и любимый о Господе брате нашей смиренности, ипертим и сослужитель.

    Из надлежаще полученного священного хрисовула нашего могущественного и святого императора и из нашего синодального деяния ваша святость должны узнать обо всем том, что сталось и восстановилось и что снова все подчиняется святейшей митрополии Киевской, как и ранее. Относительно же вашей святости, вы должны знать, что, как говорилось выше, поступили многочисленные жалобы, которые, конечно же, требуют синодального рассмотрения, обещаем, что, как вы поняли, на нашем священном и божественном синоде эти жалобы будут рассмотрены соборно, после чего должно будет удовлетворить жалобы, признанные справедливыми. Прибудьте обязательно без отлагательства.

    Благодать Божия да останется с вашей святостью.

    Месяц сентябрь, индиктиона первого8».

    в) Император Иоанн VI Кантакузин выступает за единство Русской Церкви

    Другие документы периода патриаршества Исидора І принадлежат императору Иоанну VI Кантакузину. Один из них адресован митрополиту Киевскому (1347 г.), который протестовал против разделения митрополии и создания Галицкой митрополии. Это нововведение произошло, по словам императора, вследствие смутных времен, причин чему было много, но самой большой из них было попустительство со стороны патриарха Иоанна Калеки: «Среди этого множество и других недостойных событий и нововведений произошло у нас по разным причинам, но главным образом по попустительству патриарха Константинопольского». Несомненно, что ко многим несоответствиям и нововведениям Кантакузин причисляет преследования Калеки против исихастов (так и теперь Варфоломей поступает с теми кто борется со всеересью экуменизма и Критского псевдособора). Император сообщает митрополиту, что отнятые епископии Малороссии возвращаются в Киевскую митрополию и что Галицкий митрополит вызван в Константинополь для рассмотрения выдвинутых против него обвинений9.

    Иоанн Кантакузин Иоанн Кантакузин
        

    Вторым письмом, адресованным русскому Великому князю Симеону, император сообщает о восстановлении единства Митрополии Киевской и всея Руси (1347 г.). Он вновь говорит, что среди множества нелепостей и нововведений патриарха Иоанна Калеки особняком стоит и создание Галицкой митрополии, так как патриарх ничем иным не интересовался как только удовлетворением своих аппетитов. Сейчас же восстановлен порядок: с престола низвержен оплошавший патриарх и на его место избран достойный преемник из членов синода, который также принял решение о том, чтобы все епископства Великой и Малой Руси подчинялись Киевской митрополии. Приводим соответствующий отрывок:

    «Поскольку по допущению Божиему ранее случилось смешение вещей, о котором вы, должно быть, знаете, и сделано много других нововведений и по разным причинам, главным образом по попустительству патриарха Константинопольского, который не думал ни о чем ином, как только об удовлетворении своих личных аппетитов, тогда же имело место и это, касающееся вас, нововведение и возведение в митрополиты Галицкие. Но, однако, Бог проявил свою милость, и несмотря на нестроения этого смутного времени, все было восстановлено и все пришло в правильное и надлежащее состояние, низложен был и Константинопольский патриарх за неразумные и совершенные вопреки божеским и священным канонам действия, и сейчас довожу до тебя, что был избран моим царствованием по голосу и после испытания божественным и священным синодом и был возведен на престол (моего царства) в богоспасительном и богославном Константинополе вселенский патриарх, как и признан достойным и подходящим для сего престола патриаршего, чем, конечно же, сотворяется благочестивое государство и оборачивается в пользу многих душ, и поскольку и вы просили восстановления незамедлительного святейших епископий Малой Руси, разумеется Галицкой и прочих, под Киевской митрополией, как было ранее, мой преосвященнейший владыка, вселенский патриарх вместе с божественным и священным синодом, выступил за включение этих святых епископатов в митрополию Киевскую, за то, чтобы пастырем их был один митрополит всея Руси, Великой и Малой, как так или иначе ты узнаешь из нашей царской золотой буллы и из честного патриаршего и синодального решения»10.

    Третье письмо императора адресовалось князю Владимирскому Дмитрию Люмбарту, в котором он также сообщал о восстановлении единства митрополии Киевской и всея Руси (1347 г.). Он пишет ему что со времен обращения в христианство русских сохранялось подчинение всех жителей как Великой так и Малой Руси единой русской митрополии: всегда был один митрополит, который рукополагал епископов всех областей. Тем кто пытался воспользоваться этим положением, это не удалось. Далее говорится, что Галицкий архиерей, хотя и должен был величать Киевского митрополита «ипертим и экзарх всея Руси, г-н Феогност», подтолкнул патриарха Иоанна Калеку (который по попустительству совершил и многие другие нелепости вопреки Божиим и святым канонам) и политических правителей в Константинополе (которые не учли общие интересы, а руководствовались лишь своими аппетитами) к тому чтобы они возвысили его до митрополита Галиции. Сейчас же после восстановления порядка он просит князя так же, как тот с послушанием и уважением принял митрополита Галицкого, вернуться под юрисдикцию митрополита Киевского и всея Руси. Приводим весь документ:

    Письмо императора Иоанна Кантакузина князю Владимирскому Дмитрию Люмбарту об объединении митрополии Киевской и всея Руси. 1347 г.

    «Благороднейший князь Владимирский, Дмитрий Люмбарт. Зная, что было одинаковым обычаем и традицией с момента, когда народ русский получил знание о Боге и был освящен святым крещением, которое преобладает в Великой и Малой Руси, митрополит Киевский был рукоположен в епископы во все святые епископии и если кто-то когда-то пытался отменить это положение то не смог завершить это свое деяние». В тот же час, когда случилась отмена все было вновь восстановлено до предыдущего состояния и обычая (как вам известно). Прибывший недавно сюда Галицкий архиерей, против которого были поданы жалобы на которые он должен был дать ответ святейшему митрополиту Киевскому, ипертиму и экзарху всея Руси, господину Феогносту, имея на своей стороне события тех беспокойных времен и будучи подчиненным заинтересованному в этом патриарху Константинопольскому, который был обвинен в попустительстве и совершении множества иных незаконных нелепостей, выходящих за рамки божественных и священных канонов, и, в дополнение, за управление вопросами царствования и общими проблемами в сомнительном порядке, которые стали причиной этих волнений, когда общие интересы не преследовались, а лишь удовлетворение личных аппетитов, будучи возведенным из епископов в митрополиты, захватив и другие святые епископии, находящиеся в Малой Руси.

    По крайней мере ныне, после того, как Бог услышал нас и восстановил все в совершенное состояние, и этот нажившийся Константинопольский патриарх был изгнан за свои бесчинства и за то что натворил против божественных и священных канонов, был избран синодальным голосованием патриарх, которого посчитали достойным и компетентным для добродетельного и божественного управления. Было отменено и многое из того что было сотворено этим нерадивым Константинопольским патриархом против божественных и священных канонов, по приказу моему и по рассмотрению синода было постановлено, что восстанавливается подчинение находящихся там святых епархий, среди которых Галицкая и другие, священнейшей митрополии Киевской (как было и раньше). Кроме того, было решено арестовать здесь архиерея Галицкого и допросить его, насколько, разумеется, это соответствует нашей юрисдикции и логике. Вот почему мое правительство ставит тебя в известность о связанных с этим вопросах, дабы ты оказал помощь и рассмотрел вопрос об отлучении этого архиерея Галицкого, чтобы мы могли арестовать его здесь. Кроме того, решено, что отныне и далее вы со своей стороны будете принимать священнейшего митрополита Киевского, ипертима и экзарха всея Руси, в качестве вашего настоящего и законного митрополита, который будет вести архиерейское управление, как и ранее, в этих святейших епархиях и над боголюбивыми епископами их, насколько это возможно и разумно. Итак, вы, имея христианство своей официальной религией и являя благоговение перед Богом, находитесь в его церкви в послушании и покорности. По этой же причине вы пожелали увидеть более ранние церковные письма, которые свидетельствуют о том как епископ Галицкий был назначен митрополитом. И видим теперь, что это дело снова было разрешено, как и прежде, поскольку сама святая Божия церковь уведомила об этом, но также и по направлению моего правительства. Итак, примите с благодарностью исход этого дела, поскольку так должно и полезно для души вашей. Пусть будет в точности так, как вам объявляет моя власть.

    Письмо написано алыми буквами священной царской рукой, месяца сентября индикта первого» 11.

    г) Патриархи Каллист І и Филофей Коккин выступают за единство Русской Церкви

    Патриарха Исидора І сменил на престоле придерживающийся той же исихастской линии и Предания патриарх Каллист І (1350-1353, 1355-1363 гг.). Как видно из текстов, вынужденный перенос кафедры митрополии из Киева во Владимир, а затем в Москву вызвал внутренние споры и жалобы местных правителей, которые требовали от Константинополя создать и другие митрополии чтобы остальные православные не были лишены пастыря. По этой причине патриарх Каллист сделал выговор Киевскому митрополиту Феогносту (греку по происхождению) по поводу того, что тот оставил без пастыря некоторые области (среди прочих и Киев), хотя имел под своей юрисдикцией всю Русь. Он пишет ему, что два правителя – князь литвинов (Литвы) и князь Тверской Михаил – жалуются на него: что он, дескать, не проявляет одинаковой любви и равного отношения ко всем правителям, а отдает предпочтение некоторым. Однако он должен осознавать, что рукоположен он был в митрополита Киевского и всея Руси (т.е. не одной ее части, а всей России), а при этом поступают сведения о том, что он не ездит ни в Киев, ни в Литву, а живет в одном месте, оставив остальные без попечения, без посещения и отеческого наставления. А это тяжелый проступок и поведение чуждое традиции священных канонов. Справедливым было бы блюсти всю Русь и выказывать всем князьям пастырскую любовь и расположение. Представляем полный текст:

    «Преосвященнейший Митрополите Киевский и всея Руси, ипертим, любимый во Духе Святом брате нашей мерности и сослужителю, да снизойдет благодать и мир Божий на твое священство. Я получил письма твои, посланные с человеком твоим по имени Аввакум, и уразумел из того, о чем ты пишешь и упоминаешь, что ты желал мне поведать. Да будет тебе известно, что именно по этой причине я нанял одного хорошего человека моего и послал его к твоему Святейшеству, поелику великий князь Литовский отправил мне письмо в котором написал о многом. По сему я судил по справедливости и послал человека моего, дабы он вручил тебе письма нашей смиренности, которые передают написанное великим князем Литовским. И после того как мой человек уехал, прибыл от великого князя Тверского Михаила монах, который передает письма его. Приняв же письма сии, уразумел то что он написал мне, он также написал многое, и помимо иного он также испрашивал и твоего суждения, да будет проведен суд с твоим присутствием на синоде, а также с участием посланных им князей. И было ли возможно мне не высказать ему также и мое суждение? Иже написал через вышеупомянутого человека твоему Святейшеству, якоже из написанного ты уразумеешь, почто должно тебе прибыть сюда, конечно ежели можешь, либо иначе отправить посланников своих, также и он (Михаил – прим. пер.) пришлет людей своих, и так будет судиться дело. И ныне, якоже прибыл человек твой Аввакум, уразумел из письма твоего и из сказанного им, все о чем ты пишешь и о чем просишь. Я же, следуя примеру миротворца Христа, пишу тебе и прошу тебя, дабы не было раздора и смущения меж тобой и князем Тверским Михаилом, передайте дело в суд, ибо положение совсем не кажется мне справедливым. Однако относись к нему яко отец и наставник, дабы примириться с ним, а если в чем виновен пред тобой, яко отец прости его и назови снова сыном своим, дабы ты пребывал с ним в мире, якоже и с прочими князьями. Он же, в очередь свою, раскается и испросит прощения, яко пишу и советую ему. То, что я советую вам сделать, полагаю справедливым и полезным, а посему да сделается без возражений. Аще же не принимаете сего, испросите также решение суда, что меня нисколько не обижает, но будьте осмотрительны, дабы не показалось это для вас укоризненным. Наша смиренность, как я уже упомянул, написала письмо князю Тверскому Михаилу, и послала его с твоим человеком, Аввакумом. Когда письмо сие будет передано в руки твои, передай его моему человеку, которого я отправил к тебе, и после дай ему своего надежного человека, дабы сопроводил его к [князю Тверскому Михаилу – прим. пер.], да покажет ему и первое письмо мое, и сие, в котором пишу о том что должно ему пребывать с тобой в мире, и, наконец, даст ему некоторые советы, дабы подвести его к раскаянию и примирению с тобою. Верю, что так он не будет действовать иначе, а токмо именно как пишу ему. Ты же со своей стороны знаешь очень хорошо, что когда мы тебя рукоположили по священству твоему, то рукоположили во митрополита Киевского и всея Руси, не одной ее части, но всей Руси. Теперь же слышу, что ни в Киеве ты, ни в Литве, но только в одной части, другую же часть оставляешь без пастыря, без отеческого надзора и наставления, что есть тяжкий проступок и поведение чуждое традициям священных канонов. Справедливо же будет, дабы ты имел попечение обо всей Руси, а все князи любили бы тебя и вели себя с тобой как с отцом, но и ты бы любил их всех в равной мере и являл им всем равное отношение, дружеское расположение и любовь. Конечно, разумно, ежели кого-то из них ты любишь и относишься как к сыновьям своим, иных же не любишь вовсе. Однако и тех должно тебе любить и иметь сыновьями своими в равной мере, тако же и они, в очередь свою, будут благорасположены к тебе, будут любить тебя, будут преданы тебе, и вместе с тем будешь и ты иметь помощь Божию. Знай же, что написал я и великому князю Литовскому, и прочим князьям, дабы любили тебя и почитали по старой традиции. Помимо того, я также написал ему, что его область находится под попечением твоим, однако и ты же, в свою очередь, должен, сколько возможно, посещать область его в дружеском расположении и радеть об усердном выполнении долга твоего, дабы и он любил тебя и был к тебе дружески настроен. Наконец, должно тебе относиться к нему дружески в равной мере, якоже и к иным князьям, ибо православный народ, живущий в области его, имеет нужду в твоем надзоре и наставлении. Наставлять народ Божий есть необходимое условие, дабы снискать любовь Его и суметь узреть Самого Бога. Сделай же так, как я говорю тебе, со всем радением и без всякого возражения. Об ином же наша смиренность написала тебе подробнее через человека моего Иоанна, и сие есть именно то о чем тебе нужно было знать»12.

    Немного позже (1354 г.) синодальным письмом официально утверждается перенос кафедры митрополии во Владимир. Обосновывается он как случившийся «во времена смутные и тревожные», что, однако, не означало разделения единой митрополии: Киев остается исторически и навсегда первым престолом Русской Церкви. Восхваляется преемник Феогноста митрополит Алексий и критикуется некий Феодорит. Он не преуспел в рукоположении в митрополиты Киевские в Константинополе, прибыл в Болгарию и был рукоположен Тырновским патриархом в митрополита Киевского. Это деяние классифицируется как «хищническое и тираническое». Это определение можно было бы с точностью применить и к нынешнему вторжению патриарха Варфоломея в чужую юрисдикцию, когда он предоставляет автокефалию Украине, используя и чествуя раскольнических архиереев. В тексте говорится:

    «Святейшая митрополия Российская в числе прочих городов и областей, принадлежащих к ее округу, имела и находящийся в Малой России город, именуемый Киевом, в котором издревле была кафолическая Церковь митрополии. Известно, что и архиереи российские имели в нем свое местопребывание. Но, по смутам и тревогам настоящего времени и страшным нападениям аламанов, он разорен и подвергся бедственному состоянию. Посему священноначальственные предстоятели России, не имея здесь надлежащего и подобающего им содержания, переселились в святейшую епископию Владимирскую, которая в состоянии доставить им место для пребывания и удовлетворение всем нуждам. Таким образом переселились в нее святейший митрополит Русский кир Феогност и прежде него другие два, считаясь епископами, как и следовало, Киевскими и этим оказывая Киеву предпочтение, потому что там (как выше сказано) был издревле престол митрополии, а имея местопребывание и проживая во Владимире, равно как и управляя всеми делами и получая средства для жизни из Владимира. Здесь в продолжение довольно многих лет не было епископа, но митрополит считал этот город своею собственностью и владел им. Когда же произведенный ныне приговором и избранием нашей мерности и находящегося при ней священного и Божественного Собора святейший митрополит всей России, возлюбленный о Господе брат нашей мерности и сослужитель, муж добрый и знающий законы покорности, живя вместе с покойным оным архиереем кир Феогностом, помогал ему в управлении и поддерживал его в старости, больного и подверженного немощи большой, и хорошо распоряжался правами церковными по велению и по воле оного, то покойный митрополит, признавши его способным, чтобы ему вручено было попечение о душах, рукоположил его при конце своей жизни во епископа Владимирского и в грамоте к нашей мерности и священному Собору свидетельствовал о его достоинстве быть возведенным на престол Киевский и всей России. Сей-то после его смерти, как предварительно предназначенный им, равно и благороднейшим великим князем, возлюбленным во Святом Духе сыном нашей мерности кир Иоанном, и прочими князьями, клириками и всем тамошним христоименитым народом на священноначальственное предстоятельство над ними, и пришед к нашей мерности и Божественному и священному Собору, и быв признан достойным, и избран, и произведен в митрополита Киевского и всей Руси соизволением державнейшего и святого моего самодержца, — представил и об этом деле слово к нашей мерности соборне, именно, что Киев разорен и впал в бедственное состояние и уже не служит годным местопребыванием для архиерея и о том также, что Феодорит, беззаконно вступивший в Тырнов и вопреки священным канонам принявший там беззаконное рукоположение, хотя низложен и отлучен святою Божиею кафолическою и апостольскою Церковию, разбойнически и вместе тирански присваивает себе Киев и находится в нем. Мерность наша, рассудив вместе с находящимися при ней святейшими архиереями, возлюбленными о Господе братиями нашей мерности и сослужителями, вполне убедилась, что нет другого (кроме Владимира) местопребывания, и успокоения, и пристанища для святейшей митрополии Русской и что архиерей совершенно не имеет там (в Киеве) средств к удовлетворению самых необходимых потребностей и к верному исполнению своих обязанностей, между тем как здесь (во Владимире) он может находить себе достаточное продовольствие и свободу управления. А потому настоящим соборным деянием повелеваем в Духе Святом чрез нашу соборную грамоту, чтобы как этот святейший митрополит России, так и все преемники его пребывали во Владимире и имели Владимир своею кафедрою неотъемлемо и неизменно навсегда. Но пусть и Киев числится собственным их престолом и первою кафедрою архиерея, если останется целым. А после Киева и с ним пусть будет второю кафедрою и местом пребывания и успокоения для Русского митрополита святейшая епископия Владимирская, в которой он беспрепятственно, пока потребует нужда, да совершает поставления чтецов и иподиаконов, рукоположение диаконов и иереев и все прочее, что подобает по церковным канонам местному архипастырю. Если же Божиею помощию и возвратится Киев древнее благополучное состояние и будет из него изгнан низложенный Феодорит, так что окажется возможность иметь в Киеве архиерею какое-нибудь успокоение, и тогда пусть останется Владимир за митрополитами Русскими в виде собственной их кафедры, только да будет (как выше сказано) Киев первым их престолом и первою кафедрою…»13.

    Святитель Филофей Коккин Святитель Филофей Коккин
    В отношении рукоположенного в Тырново Феодорита, который хищнически и тиранически вторгся в чужую юрисдикцию имеется письмо патриарха Филофея Коккина написанное во время его первого патриаршества (1353-1354 гг.) и адресованное епископу Новгородскому, в котором он рекомендует не принимать общения с Феодоритом, которого синод низверг в соответствии со священными канонами. Тот кто его примет понесет такое же наказание, потому что канон гласит что если кто общается с лишенным общения – то и он будет лишен общения. К сожалению, этот же канон действует и для современных Константинопольских архиереев, которые имеют общение с низложенными раскольниками из Украины – Филаретом и Макарием. В документе патриарха Филофея Коккина говорится: «Будь внимателен и никак не защищай этого Феодорита, чтобы не осудили и тебя так же, как осудили Феодорита; в каноне говорится, что общающийся с отлученными от общения и сам является отлученным» 14.

    Существует еще множество патриарших и синодальных документов, датированных концом XIV в., которыми Константинополь устанавливал противоположное тому что делает сегодня и пытался объеденить Русскую Церковь. Почти все эти документы мы опубликовали в 1989 г. в нашей книге «Константинополь и Москва». Как сегодня так и тогда в церковные дела вмешались политические правители, мотивированные неканоничными митрополитами. Они провоцировали гражданские войны и кровопролития. Из синодального документа второго периода патриаршества Каллиста І от 1361 г. видно, что по снисхождению и икономии рукоположенный в митрополита Литвы Роман с двумя лишь епископиями вмешивался антиканоничными деяниями в дела митрополии Киевской и всея Руси и провоцировал раздоры. Помимо этого он также подстрекал литовского князя к противостоянию с христианами, провоцируя этим убийства и кровопролития – нечто подобное сегодня прогнозируется и, по нашим опасениям, может произойти на Украине, учитывая дерзость и агрессивность политиков поддерживающих раскольников. Роман, поддерживаемый Литовским князем, претендовал также и на захват престола Киевского и всея Руси. В документе говорится:

    «И оказавшись там, принял нас, смиренных, и приступил ко многим нерешенным вопросам. И, отбывая в Киев совершал там богослужения и рукоположил сам себя и имел дерзость бесстыдно называться соборным митрополитом Киевским и всея Руси, что, конечно, вызвало потрясения и смуту в епархии святейшего митрополита Киевского и всея Руси, а также стало причиной того что князь Литовский выступил против христиан, поверг их в страшные бедствия и учинил кровопролитие. События сии точнее раскрылись посланниками святого митрополита Киевского и всей Руси кир Алексия, которые собрали сведения от многих и в особенности от тех, кому передавали письма святейшего митрополита кир Романа, а также об этом в точности свидетельствовали и люди святейшего митрополита Литовского.

    Сперва они собрали сведения здесь, и было сказано, что митрополит кир Роман настолько могущественный, что может иметь все епархии митрополии под своею властью, и что он ездил в Киев, совершал там богослужения, взял многие епархии под свою власть, правителя Литовского поднял против кир Алексия, и что он может содеять многое без стыда, так как сила его немалая, ведь она сподвигла Литовского князя. По причине такого положения, уязвимого повсюду и со всех сторон и выходящего за пределы божественных и святых канонов, и потому что не несет христианскому роду Руси убийств и потрясений, брани и бунтов, как говорится, событий, подобных тем, что случаются с инославными и с теми, что не имеют внутри себя страха пред Богом и архиереями»15.

    4. Разделение единой Митрополии Киевской и всея Руси – дело рук униатов и католиков.

    Итак, в течение пяти веков с обращения русских в христианство (988 г.) до XV в. русский народ в целом (включая и сегодняшнюю Украину) имел единое церковное начало – митрополию Киевскую и всея Руси. Несмотря на перенос столицы из Киева во Владимир а затем в Москву по причине татаро-монгольского нашествия это единство сохранилось. Попытки создания второй и третьей митрополии с целью получения независимости юго-западными областями и интеграции их с католиками (посредством, главным образом, Польши, которая захватила некоторые области и стремилась их окатоличить) после краткосрочного успеха в конечном итоге не удавались благодаря вмешательству Константинополя, который был твердо привержен вековому принципу существования одной митрополии для многочисленного русского народа.

    Как следует из документов, Константинополь хорошо понимал опасность окатоличивания, т.е. полного подчинения православных католическим епископам, поэтому иногда, чтобы избежать этой опасности рукополагал второго митрополита в областях находящихся под властью католиков. В своем питтакионе Вселенскому патриарху Филофею Коккину (1370 г.) король Польши Казимир излагает просьбу рукоположить в митрополита Галицкого Антония, чтобы был закон и порядок между русскими, многие области проживания которых захватил Казимир, и как он сам признается: «земля осиротела. И после того я, Крал Ляхии (=Польши) приобрел землю Руси». В конце он высказывает угрозу, что если не будет рукоположен второй митрополит все русские будут обращены в католическую веру: «а не будет милости Божьей и благословения вашему сему человеку, не сетуйте на нас после, если придет жалостная нужда крестить руссов в веру латинов, так как нет митрополита в (Малой) России, а земля не может быть без закона»16.

    Эту угрозу патриарх Филофей приводит митрополиту Киевскому и всея Руси Алексию в качестве оправдания того, что его принудили угрозами рукоположить Антония в митрополита Галицкого; однако, одновременно, отчитывает его за то что тот оставил без пастыря в распоряжении польских захватчиков оккупированные области Малой Руси: «Слышал, что оставил повсюду христиан находящихся там в каждой области Руси, сидишь в одном месте, оставив без пастыря и без наставления и духовных визитов... И намеревался незамедлительно создать католическую митрополию, а также сказал, что обратит русских в веру латинян, и что было бы хорошо по-твоему, если бы содеялось? Я очень благодарен Богу, что он не сделал этого, а написал и потребовал от меня митрополию; тем самым вынудив меня рукоположить его, я послал его туда, поскольку нельзя было действовать иначе»17.

    Тем не менее, отделение Русской Церкви от Киева было все же временным и непродолжительным. Ситуация изменилась где-то в середине XV в. в историческом контексте униатского Ферраро-Флорентийского псевдособора (1438–1439 гг.), за которым последовало, по Божьему Провидению, взятие Константинополя турками. Чтобы избежать исламизации они согласились на окатоличивание, подписав унию псевдособора. На уровне управления и официального признания мы стали униатами, но святой Марк Эфесский и его преемник в православном сопротивлении (впоследствии патриарх) святой Геннадий Схоларий спасли православное самосознание. В течение 14 лет после псевдособора (1439–1453 гг.), пока по Божьему устроению Церковь не возглавил Геннадий Схоларий, Константинополь находился в подчинении латинян. Греческий митрополит Руси Исидор оказался главным героем псевдосоюза, который он, как только вернулся, безуспешно хотел навязать России. Давайте проследим как описывает эти события профессор В. Фидас:

    «Участие Исидора в обсуждениях не было большим, хотя его роль в этот деле была значительной. В целом он следовал взглядам Виссариона Никейского. По словам епископа Мефонского Иосифа, Исидор был первым из тех кто признал необходимость принятия предложенных папой условий для успешного союза и решительно действовал в этой связи в поддержку императора. Папа в своем письме митрополиту Исидору пишет очень тепло, в то время как сопровождавший Исидора суздальский иеромонах Симеон говорит, что „папа никого из митрополитов не любил, как Исидора“.

    После долгих обсуждений и под угрозой турецкой опасности орос союза был подписан 5 июля 1439 г., а Исидор был одним из первых, кто принял унию. В синодальном деянии все следовали форме: „Орос подписал“ или „в свою очередь подписал“, тогда как Исидор из России поставил свою подпись после фразы:„согласен и не возражаю“. После принятия унии Исидор получил от папы титул кардинала и был назначен легатом de latere для провинций Литвы, Ливонии, всея Руси и Польши (Галиции), т.е. апостольским администратором церкви Севера за деяния в пользу унии...

    После утверждения унии Исидор к концу 1439 г. покинул Венецию и проехал через Хорватию, Загреб, Будапешт, Краков, Перемышль, Львов, Галич, Холм, Вильну и Киев, словом и делом проповедуя объединение. В Москву он прибыл 19 марта 1441 г., но увидел что ситуация изменилась. Уже задолго до него туда прибыли бояре Фома, Симеон, Авраам Суздальский с остальной свитой Исидора и сообщили князю Василию и народу об унии.

    Как только Исидор добрался до Москвы, он вошел по обычаю папских представителей следуя за латинским крестом. На богослужении он помянул первым имя папы Евгения IV, после чего дьякон прочел акт унии от 5 июля 1439 г. После этого митрополит России передал князю Василию послание папы, содержавшее просьбу помогать митрополиту в единении Церквей.

    Князь, разозлившись, созвал епископский синод, который осудил митрополита Исидора и заточил его в Чудовом монастыре. 15 сентября Исидор сбежал и через Тверь добрался до Новгорода. Оттуда он направился к Литовскому правителю Казимиру а затем вскоре в Рим.

    Во время осады Константинополя он был отправлен папой Григорием V для достижения успеха в объединении. Он добрался до Константинополя во главе отряда в 200 солдат. После переговоров с императором Исидор добился проведения 12 декабря в соборе Святой Софии богослужения священников римско-католической и Православной церквей, где были помянуты имена папы Николая и бывшего патриарха Григория. Во время обороны города ему был поручен район Влахерна, после захвата города турками он был пленен и продан как раб в Галате. Исидор смог сбежать и через Малую Азию, Хиос, Пелопоннес и Крит добрался до Рима, где получил от папы титул патриарха Константинопольского.

    Из Рима он направил послание с горячим призывом ко всем правителям принять участие в крестовом походе против „предтечи антихриста и сына сатаны“ Мехмета ІІ Завоевателя... С тех пор дорога к Русской митрополии для греческих иерархов была закрыта, а Русская Церковь встала на курс приобретения полной автономии. Как видим, в целом действия Исидора осложнили отношения Русской Церкви не только с Римом, но и с Константинопольским Патриархатом.

    Иона был направлен в Константинополь, но после того как князь узнал о том что патриарх Константинопольский принял унию, он приказал делегации вернуться. В России же шла междоусобная борьба, во время которой великий князь Василий был ослеплен Димитрием Шемякой, а сами князья Шемяки были убиты. Иона был избран митрополитом в 1448 г. на Соборе, а патриарху было направлено письмо для получения от него благословения. Тем не менее междоусобицы ударили по русской митрополии, и в 1458 г. взошедший на престол Константинопольский патриарх Григорий рукоположил в митрополита Литвы ученика Исидора – Григория. Но Москва отвергла это рукоположение. Князь и митрополит написали письмо Литовскому князю и народу, чтобы они не вели действий по разделению Русской митрополии.

    В 1459 г. в Москве был созван собор с целью предотвращения разделения Русской митрополии, на котором был закреплен порядок избрания Московских митрополитов русскими епископами независимо от Константинопольского патриархата. На этом соборе впервые был применен титул Митрополит Московский вместо установившегося титула Митрополит Киевский. В 1461 г. скончался митрополит Иона, а в 1462 г. – великий князь. В это время Россия почти полностью освободилась от татарского ига»18.

    Избрание и рукоположение Ионы русскими епископами в 1448 г. без какого-либо участия Константинополя означало освобождение и независимость Русской Церкви, которая в качестве канонического богословского обоснования приводила тот факт что в Константинополе сидел не православный а униатский патриарх. Правда она не смогла избежать разделения единой митрополии, несмотря на то что епископский собор 1459 г. выступил против разделения. Годом ранее в 1458 г. патриарх Константинопольский Григорий Мама (печально известный своими униатскими убеждениями и приверженностью Ферраро-Флорентийским положениям) рукоположил в митрополита Киевского ученика Исидора выходца из Болгарии Григория. И снова попустительство одного тяготеющего к католичеству патриарха-униата (такого же как и Иоанн Калека) имело плачевные последствия. Несмотря на то что православие было восстановлено в Константинополе после восхождения на патриарший престол такой великой личности как Геннадий Схоларий, сразу же после падения Византийской империи произошло разделение единой Русской Церкви на две митрополии: Московскую и Киевскую, сохранявшееся более двух столетий (1458–1686 гг.).

    Киевская митрополия, имевшая юрисдикцию в областях захваченных поляками и находившихся под их влиянием, испытывала сильное давление с целью окончательного ее отрыва от Русской Церкви. Киев стал центром деятельности иезуитов и униатов. Параллельно с окатоличиванием православных и церковного отделения их от России систематически велась работа по их национальному разделению с культивированием украинского самосознания, украинства и систематическим развитием русофобии. Нигде в греческих исторических источниках не встречается слово «Украина», а русский народ представляется единым в географической и демографической классификации – как Великая Русь, Малая Русь и Белая Русь. Нынешний украинец – это малорос, москвич – великорос, а белорус – белорос. Все что происходит сегодня на Украине с культивируемой русофобией и стремлением к озападниванию уходит корнями далеко в историю – к попыткам ополячивания и окатоличивания жителей. Это черные страницы истории соответствующие годам давления и гонений, особенно после разделения единой Русской Церкви на две митрополии: Московскую и Киевскую в 1458 г.19

    5. Воссоединение Киева и Москвы в 1686 году и неправильное толкование Константинополем соответствующих документов

    Украинские националисты и их друзья (поляки и униаты) стремятся представить воссоединение митрополий Москвы и Киева как проявление насилия со стороны русских и порабощение Украины Россией, чтобы оправдать нынешние политические и церковные тенденции отделения Киева от Москвы. Это равносильно тому чтобы говорить о порабощении Кипра, Крита или Македонии Грецией, а не об их объединении с Грецией в единый национальный блок. На самом деле, порабощение имело место раньше — Польше и Литве с сопутствующей латинизацией, полонизацией и навязыванием унии. Порабощение Украины Западом, Ватиканом, США, Европой, НАТО пытаются осуществить и сегодня.

    Вселенский Патриархат уже три десятилетия принимает прошения о вмешательстве в вопрос предоставления автокефалии Украине, потому что Москва (имеющая на это право) не расположена совершать такой шаг, имея при этом на своей стороне заключения межправославных собраний по теме автокефалии, выработанные в ходе предсоборных комиссий и конференций «Святого и Великого Собора», состоявшегося на Крите в июне 2016 г. Проблема автокефалии выпала из списка вопросов для обсуждения, хотя была достигнута договоренность по существу и остались нерешенными несущественные детали. О том как проходило обсуждение автокефалии на предсоборных мероприятиях мы в скором времени напишем другую статью. Всего переполоха и раздоров, вызванных сейчас украинской автокефалией, можно было бы избежать, если бы собор на Крите имел смелость заняться насущными и срочными проблемами, а не просто стремился формально подтвердить свою координирующую и первенствующую роль. Цель укрепить единство потерпела полную неудачу. Кроме отсутствия четырех автокефальных Церквей (Антиохийской, Русской, Болгарской и Грузинской), которые представляют более половины православных, не был разрешен ни один из вопросов которые могли спровоцировать разделения и расколы: проблемы автокефалии, диаспоры, календаря, всеереси экуменизма и др. И особенно примечательно, что патриарх Варфоломей, поддерживая координтрующую роль Вселенского Престола в деле укрепления единства православных, фактически поставил эту роль под сомнение, собственнолично разрушая это единство своим раскольническим вмешательством в чужую юрисдикцию – в канонические пределы Русской Церкви.

    Я знаю, что прежде Фанар был очень осторожен и деликатен в вопросе вмешательства в разрастающийся вопрос о предоставлении автокефалии Украине без согласия Русской Церкви. Ибо даже если бы специальные синодальные комиссии Патриархата и ученые специалисты, мнение которых было бы запрошено, пришли бы к выводу о необходимости предоставления автокефалии Украине (что для независимого государства было бы оправдано) то это должно было произойти надлежащим образом, определеным в предсоборных договоренностях: т. е. по ходатайству заинтересованной в автокефалии церковной общины в адрес Матери-Церкви, от которой бы она отделилась с принятием этого ходатайства Матерью-Церковью и передачей его во Вселенский патриархат с целью обеспечения всеправославного согласия. И только после совершения всех этих шагов и выполнения всех условий был бы издан томос об автокефалии.

    Итак в 1686 г. произошло воссоединение Киева и Москвы и было восстановлено единство первых пяти веков – по существу закрылся вопрос польской оккупации этих областей после победы России над Польшей в 1654 г. и освобождения этой территории. После освобождения Киева было логичным и ожидаемым, что эти области будут включены в Русскую Церковь, что и произошло. Грешат против исторической истины те кто утверждает, что Россия завоевала эти территории и насильственным путем подвела Украину под юрисдикцию Русской Церкви, и якобы поэтому она обоснованно сейчас требует независимости и предоставления ей автокефалии. Может быть и Греция насильственно присоединила Ионические острова в 1864 г. к Элладской Церкви, после их освобождения? Или, может, также насильственно Элладской Церковью захвачены так называемые «Новые земли» после их освобождения во время балканских войн в 1912 г.? Может быть, и в отношении «Новых земель» замышляется какое-то «освобождение» и отделение от Элладской Церкви?

    Безусловно, за два столетия подчинения Украины полякам под католическим и униатским влиянием среди украинских православных возникли русофобские, пропапские и прозападные силы, которые не желали своей зависимости от Русской Церкви. Однако это не означает, что мы можем изменить историю, игнорируя исторические источники или перевирая некоторые документы, что, к сожалению, сегодня делает Константинополь, противореча исторической правде и самому себе. Так, в нашей предыдущей краткой статье мы представили для примера мнения историков о том, что в 1686 г. Украина по решению Константинополя вновь была включена в юрисдикцию Русской Церкви и уже триста лет по сей день все Поместные Православные Церкви, да и сам Вселенский Патриархат, считают Украину канонической территорией Русской Церкви. На днях, к тому же, было опубликовано письмо патриарха Варфоломея, адресованное патриарху Московскому Алексию, датированное августом 1992 г., в котором говорится о низложении бывшего тогда митрополитом Киевским Филарета Священным Синодом Русской Церкви. В послании патриарха Варфоломея полностью признается компетенция Русской Церкви и дается обещание что Константинополь никоим образом не создаст никаких трудностей в отношениях с Москвой. Это обещание Вселенский патриарх нарушает сейчас, совершая канонический переворот, т. к. не только восстанавливает священство низложенного иерарха-раскольника, которого Русская Церковь продолжает считать схизматиком, низложенным и преданным анафеме, но еще хуже – отрицает в целом юрисдикцию Русской Церкви в отношении Украины, желая присвоить ее себе. В 1992 г. патриарх Варфоломей пишет в письме патриарху Московскому Алексию:

    «В ответ на соответствующие телеграмму и письмо Вашего Блаженства по поводу возникшей в Вашей Святейшей Сестре - Русской Православной Церкви проблемы, которая привела ее Священный Синод по известным ему причинам к низложению до недавнего времени ведущего члена Синода митрополита Киевского кир Филарета, мы желаем братски сообщить Вашей любви, что наша Святая Великая Христова Церковь, признавая полноту исключительной по этому вопросу компетенции Вашей Святейшей Русской Церкви, принимает синодальное решение о вышесказанном, не желая доставлять никаких затруднений Вашей Сестре-Церкви».

        

    Итак, несмотря на то, что согласно общецерковному консенсусу и согласному мнению научного сообщества, единая с остальными русскими в течение пяти веков после обращения в христианство в составе общей митрополии Киевской и всея Руси, была разделена и стала отдельной митрополией в результате иностранных завоеваний и латинского (униатского) влияния в середине XV века, но была воссоединена в 1686 г. с Русской Церковью, в настоящее время Константинополь (поддерживая раскольнические прозападные силы вопреки тому что делал в прошлом) утверждает, что юрисдикция на Украине никогда не была предоставлена Русской Церкви и что существующие документы показывают, что передача эта была всего лишь временной, вследствие чего он отменяет ее и ставит Украину под свою юрисдикцию.

    Утверждение Константинополя, что передача Украины в юрисдикцию Русской Церкви носила временный характер, не выдерживает критики. С 1686 года прошло 332 года, три с половиной столетия, на протяжении которых никто не заявлял о временной юрисдикции Русской Церкви. Не идет об этом речь и в исторических источниках.

    а) Два документа, на которые ссылается Константинополь, неверно толкуются его исследователями

    Давайте, однако, посмотрим сами рукописи. Речь идет о двух документах, включенных в рукописный кодекс № 22 Исторического и палеографического архива (ΙΠΑ) Культурного фонда Национального банка Греции (ΜΙΕΤ). Этот подлинный и достоверный кодекс, датируемый специалистами серединой XVIII в., скорее всего, был написан в 1750 г. (как видно по водяному знаку на бумаге). Кодекс был описан палеографами, содержание его переписано сотрудниками ΙΠΑ/ΜΙΕΤ, соответствующее введение в описании написано Агамемноном Целикасом – заведующим Историческим и палеографическим архивом Культурного фонда Национального банка Греции. В этом заключается и этим исчерпывается научный вклад специалистов-исследователей. В соответствующей брошюре, опубликованной Вселенским Патриархатом, которая была размещена в Интернет-сети под названием «Вселенский Престол и Украинская Церковь: говорят тексты» (The Ecumenical Throne and the Church of Ukraine. The Dokuments speak), выражается благодарность греческим и российским исследователям, «которые, благодаря своему честному научному вкладу, способствовали восстановлению исторической правды о взаимоотношениях Русской Церкви с ее Матерью-Церковью». Далее идет довольно обширный комментарий содержания двух документов, который, по-видимому, был составлен сотрудниками Вселенского Патриархата с целью оправдания линии Константинопольской Церкви и поэтому не является объективным. Какие-то места истолкованы неверно, а некоторые – сокрыты. Комментарии анонимны и в любом случае (как нам уклончиво позволяют догадываться) их авторы являются исследователями и учеными в области палеографии Культурного фонда Национального банка Греции, вклад которых состоит только в том что они отправили копии во Вселенский Патриархат.

    б) Первый документ и его правильное толкование

    Первый документ содержит в себе патриаршее и синодальное деяние от 1686 г., которое было издано при патриархе Дионисии IV. В соответствии с ним юрисдикция над Киевской митрополией передается Русской Церкви. Киев, как уже говорилось ранее, под гнетом неблагоприятных исторических обстоятельств был оторван от Русской Церкви и временно пребывал под юрисдикцией Константинополя. Когда эти неблагоприятные обстоятельства (а именно подчинение Польше) исчезли, он снова перешел в Русскую Церковь. Об этом говорится сразу же в в эпиграфе документа, являющемся перечнем его содержания. Этого перечня самого по себе уже достаточно для понимания всего содержания рукописи. Итак, в эпиграфе говорится, что Московскому патриарху было направлено патриаршее и синодальное послание, определяющее подчинение митрополии Киевской его патриаршему престолу и порядок рукоположения им митрополитов Киевских и избрания его Собором тамошних епископов: «Идентичное патриаршее и синодальное послание было выдано блаженейшему патриарху Московии, грамота для обнародования, что митрополит Киевский подчиняется его патриаршему престолу и рукополагается им, будучи избранным Киевом». Что это как ни явное свидетельство подчинения митрополита Киевского Московскому Патриархату? Итак, Киевская митрополия подчиняется Московскому патриаршему престолу и митрополит Киевский рукополагается Московским патриархом: «По сему митрополиту Киевскому подлежать его патриаршему престолу и избранному в Киеве восприяти от него хиротонию».

    Комментаторы и интерпретаторы Фанара скрывают это очевидное подчинение Киева Московскому патриархату, и произвольно аргументируют, злонамеренно изменяя текст с точки зрения грамматики и смысла: например, якобы «слово „подчинение“ Киевской митрополии Московскому патриархату, означает, по существу, только разрешение на рукоположение Киевского митрополита». Касательно очевиднейшего подчинения Киева Русской Церкви (которое уже произошло после подписания текста), скрыв существенное, они стали комментировать несущественную фразу «письмо для издания», которую грамматически не поняли и, фантазируя, утверждают, что якобы «термин "έκδόσεως (издания)" является техническим и означал в те времена в более широком смысле "άδειαν/разрешение", а в данном случае "разрешение" к рукоположению и поставлению», без какого-либо библиографического и текстового подкрепления этой версии.

    Однако и эти «высасывающие из пальца» знают нашу каноническую традицию, согласно которой хиротония епископа всегда совершается [архиереем – прим. пер.] имеющим юрисдикцию в регионе в котором рукополагается этот епископ, и что есть множество правил которые запрещают хиротонию размывающую границы юрисдикции. Таким образом, с учетом этого основного канонического принципа, разрешение данное Московскому патриарху на рукоположение Киевского митрополита подкрепляет и усиливает подчинение Киевской митрополии Русской Церкви, а не отменяет и совершенно не ограничивает его только разрешением на хиротонию. «Поскольку Киеву подчиняться Москве, то и рукоположение от Московского патриарха получать». Где они нашли, что дано было только разрешение, и что Киев продолжает подчиняться Константинополю? Это говорится где-то в тексте или является плодом их воображения? Поминание имени Вселенского патриарха на богослужениях вместе с именем ныне суверенного патриарха Московского (являющегося каноническим предстоятелем) совершается лишь в знак почета, в память об исторических связях Константинополя и Москвы. Когда главный архиерей и пастырь передает свое право на рукоположение архиерею иной юрисдикции, это делается в конкретном случае номинально и не длится три века в отношении всех хиротоний. Кроме того, в таком разрешении не говорится о подчинении юрисдикции совершающего рукоположение (как это делается в анализируемом документе): «По сему митрополиту Киевскому подлежать его патриаршему престолу и избранному в Киеве восприяти от него хиротонию».

    Продолжение документа еще больше разъясняет положение вещей. Итак, в нем говорится что все князья и императоры «всей Великой и Малой и Белой Руси» – нигде не звучит Украины – вместе с патриархом «Московии и всея Руси» Иоакимом направили в Константинополь послания, где говорили, что Киевская епархия, поскольку подчиняется Вселенскому Престолу в Константинополе, получала рукоположение архиереев всегда от Константинополя как установлено священными канонами. Эта формулировка четко декларирует, что все рукополагаются архиереями юрисдикции, которой они подчиняются: «Архиереи Киевской епархии, подчиненной высочайшему и святейшему Вселенскому престолу в Константинополе, всегда рукополагались им согласно священным законам». Но поскольку Киевская митрополия вдовствовала достаточно много лет и по прошествии времени не был рукоположен истинный архиерей по причине войны между двумя царствами – Россией и Польшей – враг православной веры нашел возможность посеять раздор и создать опасность подчинения православных чужим и противоположным убеждениям. Поэтому и просят в этих посланиях дать разрешение Московскому патриарху рукополагать Киевского митрополита, когда престол овдовеет, после избрания его (митрополита – прим. пер.) епископами, архимандритами, игуменами и прочими из епархии, с тем чтобы паства не осталась беззащитной перед ересями и расколами, которые сеет дьявол. Фактически, добавляется интересная информация о том, что османский султан также согласен с царем России: «В точности так же определило и огромное и великое царство, нами управляющее, поскольку наимирнейшее православное княжество его просило никоим образом не препятствовать исходу этого дела». Итак, русские властители, церковные и политические, просят разрешения на то чтобы Москва рукополагала Киевского митрополита, зная что это подразумевает и его подчинение Москве (но избегают сказать об этом прямо). И вот собирается Константинопольский синод, который знает что хиротония означает и подчинение юрисдикции рукополагающего, и дает и то и другое – подчинение и рукоположение, которые взаимообусловлены: «Выносит решение о том, что святейшая епархия Киевская будет подлежащая святейшему патриаршему престолу великого и богоспасаемого града Московии се есть хиротонисатися митрополиту Киевскому в ней, егда приключится нужда, от блаженнейшаго патриарха Московского, его же изберут иже во епархии сей подлежащии боголюбезнии епископи, пречестнии архимандриты, преподобнейшии игумены священных и пречестных монастырей, преподобные иеромонахи, благоговейные иереи, преподобнии монахи, и бояре и прочии, увещеванием и позволением тамошняго великого преславного гетмана, якоже обычай в том месте обыклый, и восприяти от него еже в мемвранах глаголемое деяние, и познавати онаго старейшаго и предстателя своего, якоже от него хиротонисающуся и не от вселенскаго, якоже выше реченно, ради места паче мернаго отстояния и ради часто приключающихся посреди двух царствий брани».

    Синодальное решение подчиняет, во-первых, Киевскую епархию Московскому патриархату: «что святейшая епархия Киевская будет подлежащая святейшему патриаршему престолу великого и богоспасаемого града Московии». Это основное решение. Следующее далее пояснение (начинающееся с «то есть») не отменяет основного решения. Но так как поданное прошение касалось рукоположения Киева Москвой, синод поясняет, что среди последствий подчинения есть и самое важное – то, что просили, а именно то, что митрополит Киевский будет рукополагаться Москвой, а не то, что подчинение означает только разрешение на хиротонию (как извращенно интерпретировали на Фанаре). Если бы Константинополь хотел дать только это, то не поставили бы сначала подчинение, а сказали бы: синод «решил, что Митрополит Киевский будет рукополагаться блаженнейшим Московии». Далее подчинение подкрепляется тем, что в решении говорится, что Киев будет иметь отныне «старцем и наставником» не Вселенского а Московского патриарха. Если бы речь шла о простом разрешении на хиротонию, отношения между рукополагающим и рукоположенным были бы отношениями чести и уважения к рукополагающему, а не отношениями покорного со старцем и подчиненного с наставником. «Благодарю, Блаженнейший, что рукоположили меня, сказал бы рукоположенный Москве, но старцем и предстоятелем моим есть Константинополь, которому я подчиняюсь». Это, однако, отвергает патриаршее и синодальное деяние: «да знает как старца и настоятеля своего рукоположившего, а не вселенского».

    Кстати, и в этом отношении следует отметить, что таким же образом архиепископы так называемых «Новых земель» Элладской Церкви, избираемые и рукополагаемые иерархией Элладской Церкви, принадлежат исключительно Элладской Церкви, потому что хиротония и юрисдикция взаимосвязаны; не допускаются хиротонии и вмешательства за пределами юрисдикции. Если являешься архиереем Элладской Церкви, то не можешь одновременно быть и архиереем Вселенского Патриархата, как было до недавнего времени. Быть членом двух тел (т.е. двух Церквей – прим.ред.) – неестественно и чудовищно. Конечно, Константинополь имеет право требовать отмены патриаршего и синодального деяния 1928 г. (но не в одностороннем порядке, а по согласованию с Элладской Церковью), что невозможно и вряд ли произойдет. Точно также невозможно и вряд ли случится, чтобы Русская Церковь приняла одностороннюю и произвольную отмену патриаршего и синодального деяния 1686 г., что, к сожалению, самовластно и антисоборным образом делает Константинополь.

    в) Второй документ лучше проясняет положение вещей

    То же самое вытекает и из второго текста, направленного патриархом Дионисием IV в 1686 г. «Государям Российским». Он пишет, что как и раньше Бог чудесным образом вмешивался и помогал своему народу, так и сейчас когда Киевская епархия находилась под давлением различных обстоятельств, он послал в помощь политических правителей России чтобы они решили проблемы. Признает, что по причине брани и войн между двумя великими царствами (вероятно Россией и Польшей) долгое время Константинополь не рукополагал митрополитов Киевских (на что имеет каноническое право) и таким образом регион остался без пастыря и без защиты, в результате чего проросла сорная трава которая душит зерно благочестия. Однако этого не произошло, потому что православные государи России защитили Киевскую епархию и попросили подчинить ее святейшему патриаршему престолу Московскому, с тем чтобы, когда овдовеет митрополичий престол Киевский, патриархом Московским было рукоположено достойное лицо, которое будет избрано подвластными этой митрополии членами духовенства, монахами и мирянами. Это патриаршее послание отличается от предыдущего патриаршего и синодального следующим: в предыдущем говорилось, что русскими государями испрашивалось разрешение на рукоположение митрополита Киевского Москвой, а здесь говорится, что испрашивалось подчинение Киевской епархии патриаршему престолу Москвы и, как следствие этого подчинения, право на то чтобы Москва рукополагала митрополита Киевского, которого будет избирать духовенство и народ: «Яко едва пшеница не подавлена бе, се есть благочестие, аще не ваше царское православнейшее державство ко отмщению возбудилося бы и вопросило епархии сей Киевской под началом бытии под святейшим патриаршеским Московским престолом, яко егда случится нужда хиротонии достойные особы избранию… да имеет волю по времени сущу блаженнейший патриарх Московский и всея Россия хиротонисати сего по церковному уставу».

    Синод удовлетворяет эту двойную просьбу, т. е. предоставляет и подчинение Киевской митрополии Московскому патриаршему престолу, и следующую из него хиротонию Киевского митрополита Московским патриархом. Так свидетельствуют документы, но некоторые не слышат и не видят:

    «Тем же и наше умерение, сие дело соборне предложивши, и тое разсмотревше со иже с нами с преосвященными митрополиты и пречестными иже во Святом Дусе возлюбленных братий наших и сослужителей, не токмо благодоводно показася и праведно разсудися, но и промысл, егоже предложисте, зело похвален бе и крайне преудивлен бе. О немже и грамоты патриаршеския соборне изложишася, и в великой Христовой церкви своде правил написаны суть, объявляющия, яко блаженнейший патриарх Московский и всея России кир Иоаким, иже во Святом Дусе возлюбленный и возжеленный брат и сослужитель нашего умерения, да имеет волю хиротонисати Киевскаго митрополита по церковному уставу, егоже изберут иже во епархии сей подлежащии, по изданной грамоте подлежащии Киевской епархии, се есть имети им волю, егда случится нужда особе бытии митрополита Киевскаго, избрати им, егоже восхощут и иже по нем будущия патриархи. Сим же образом и митрополия Киевская сия да будет подлежати под святейшим патриаршеским Московским престолом. И иже в ней архиерателствующии, иже ныне и по нем будущие, да познавают старейшаго и предстоящаго по времени сущаго патриарха Московскаго, яко от него хиротонисаемаго, единому токмо сохранену бывшу, се есть, егда митрополит Киевский, действуяй безкровную и божественную литургию в той епархии, да воспоминает в первых пречестное имя святейшаго вселенскаго патриарха, понеже от него вся благая в концы вселенныя подаваются, и источник всем сущь и образом снисходителским употребляйся ради преждереченных вин и полагающа на престол патриарха Московскаго сего покорство, потом патриарха Московскаго».

    В тексте повелительно, в приказном порядке говорится, что помимо рукоположения митрополита Киевского мы повелеваем, чтобы святейшая митрополия Киевская была подлежащая патриаршескому престолу Москвы и все последующие архиереи должны считать патриарха Московского предстоятелем и духовным отцом, поскольку они рукоположены им. Есть здесь что-то временное, чего так хотят авторы текста с Фанара? «Да святейшая митрополия Киевская будет подлежащая святейшему патриаршему престолу града Москвы и архиереи последующи познавати онаго старейшаго и предстателя своего, якоже от Патриарха Московскаго хиротонисующиеся». Особый интерес к этому документу также выражается в том, что он дает объяснение, почему митрополит Киевский должен сначала поминать Вселенского патриарха, а затем патриарха Московского. Не потому, что остается под его юрисдикцией, а, во-первых – за великий в целом вклад Константинополя в православие и, во-вторых – за то, что он передал юрисдикцию Московскому патриарху. Необходимо внимание и чувство ответственности, когда мы исследуем тексты на предмет исторической правды. Фальсификация и извращение текстов уже стали постоянным явлением в науке: «Когда же совершает митрополит сей Киевский в сей епархии божественное священнодействие, да поминает впервых пречестное имя Святейшего Вселенского Патриарха, как сущий источник и начало и превосходящее над всеми [там] общинами и епархиями, и способом снисхождения по предложению государей передавшего Патриаршему престолу Московскому в подчинение Патриарха Московского».

        

    Выводы

    Из вышесказанного можно сделать следующие выводы:

    1. Вселенский Патриархат по общеправославному признанию призван играть координирующую роль в отношениях автокефальных Православных Церквей. В частности, он должен особенно заботиться об укреплении соборности и межправославного единства. Анти-соборное поведение в украинском вопросе и сотрудничество Фанара с раскольниками, а не с каноничной Украинской Церковью (МП) и Русской Православной Церковью противоречит координирующей роли, которую должна играть Константинопольская Церковь. Русская Церковь уже – впервые – подвергла сомнению координирующую роль Фанара.

    2. Грекоязычные Церкви, опираясь на историческую правду и каноническое Предание, чтобы избежать окончательного раскола, должны отстаивать исторические и канонические права Русской Церкви и не поддерживать ни явно ни молчаливо беззаконное вторжение Константинополя в чужую юрисдикцию. Если они делают противоположное, отстаивая из родства и из патриотизма греческого патриарха, то впадают в ересь этнофилетизма, которая была осуждена самим Константинополем в 1872 г.

    3. Киев — естественная и неотъемлемая часть Русской Церкви от начала христианизации русских (988). Константинополь оберегал это единство русских и их Церкви. Только зломудрствующие и неправосмыслящие патриархи в периоды иностранного господства разделили русских в церковном отношении, под латинским или униатским давлением или влиянием. Нынешнее зломыслие патриарха Варфоломея повторяет ту же ошибку: перед лицом геополитического и культурного давления Запада, который целенаправленно культивирует и насаждает русофобию по принципу «разделяй и властвуй».

    4. Соборное решение 1686 г. восстановило единство между Киевом и Москвой на основе сознательной церковной политики Константинополя по сохранению единства великого и многочисленного русского народа. Теперь эта церковная политика отброшена, а Константинополь, взяв в союзники латинян и франков с Запада, причиняет ущерб не только России, но и всему Православию.

    5. Два документа, на которые ссылается Вселенский Патриархат, неверно истолковываются и искажаются. Возвращение Киева в Русскою Церковь на основании этих и других исторических свидетельств очевидно. На протяжении более чем трех столетий Константинополь ни разу не оспорил вхождение Украины в состав Русской Церкви (1686-2018 гг.). Только теперь искажением и неверным истолкование исторических свидетельств он следует по этому пути, идя на поводу у униатов, раскольников, одержимой Западом части украинского общества, способствуя тем самым разделению православных.

    1 См. Βλ. ΘΕΟΔΩΡΟΣ ΖΗΣΗΣ, Κωνσταντινούπολη καὶ Μόσχα, Θεσσαλονίκη 1989, σελ. 21-38, 39-62.


    2 ΧΡΙΣΤΙΝΑ ΜΠΟΥΛΑΚΗ-ΖΗΣΗ, Ὁ ἐκχριστιανισμὸς τῶν Ρώσων, Θεσσαλονίκη 1989.


    3 Яковос Полилас сохранил слова в предисловии к изданию: ДИОНИСИОС СОЛОМОС «Та эврискомена». Керкира, 1859. А именно: «Одному своему другу, который заметил, что народ лучше бы принял национальную поэму, он прямо ответил: «Народ должен считать национальным то, что истинно».

    4 Как указано в решении Константинопольского поместного собора 1872 года.

    5 Cм. Фидас В. «Русская Церковь» // Θρησκευτικὴ καὶ Ἠθικὴ Ἐγκυκλοπαιδεία 10, 976.

    6 Правило второе Антиохийского поместного собора: «Да не будет же позволено иметь общение с отлученными от общения; чуждающихся собраний одной церкви не принимать и в другой церкви. Если же кто из епископов, пресвитеров, диаконов или кто-либо из клира окажется сообщающимся с отлученными от общения, да будет и сам вне общения церковного».

    7 В упомянутой нами книге «Константинополь и Москва», ст. 104-109. Все опубликованные тексты взяты из известного издания F. Miklosich-I. Müller, Acta et diplomata graeca medii aevi. Τ. 1-6. Τ. 1, Vindobonae 1860.

    8 Там же, стр. 109

    9 Там же, стр. 99-100

    10 Там же, стр. 101-102

    11 Там же, стр. 102-104

    12 В MIKLOSICH-MüLLER, Acta et diplomata 1, 320-322

    13 Там же, 351-353 и в нашей книге «Константинополь и Москва», стр. 117-119

    14 Там же, «Константинополь и Москва», стр. 116-117

    15 В нашей книге «Константинополь и Москва», стр. 122-123

    16 Там же, стр. 137-138

    17 Там же, стр. 140-141

    18 Власиос Фидас «Церковная история России» (988-1988 гг.). Афины, 1988. С. 156-160. О том, как русские противостояли Константинополю после Ферраро-Флорентийского собора и высылке греческого митрополита России Исидора. См. также Дмитрий Оболенский «Византийское содружество наций. Восточная Европа в 500-1453гг.», том 2, Салоники, 1991. 436 έ.

    19 См. подробнее: Николай Селищев «Исторические корни «оранжевой революции» в Киеве» // Θεοδρομ'ια 8, 2000, 279-298. Опубликовано впервые в газете «Русский Вестник», номер 4, 2005.

    Смотри также:

    Афон о ситуации с украинской автокефалией
    Корреспондент AgionOros.ru попытался выяснить, какова позиция Священного Кинота и старцев Святой Горы относительно ситуации на Украине.

    Протопресвитер Феодор Зисис. Протопресвитер Феодор Зисис: «Почему права Москва а не Константинополь?» Об исторических свидетельствах, русофобии и причинах украинского церковного кризиса
    Профессор Зисис полагает, что Константинопольский Патриархат «целенаправленно скрывает и искажает историческую правду, чтобы поддержать раскол, который способен спровоцировать гражданскую войну на Украине».

    Старец Паисий Святогорец. Слова. Том V. Страсти и добродетели.

    Старец Паисий Святогорец (1924-1994), известный во всём православном мире греческий афонский монах, подлинный святой нашего времени, авторитетнейший духовный наставник и писатель. Серия «Слова» Старца Паисия начала составляться после его кончины монахинями основанного Старцем монастыря Суроти недалеко от Салоник. При составлении «Слов» Старца Паисия были использованы магнитофонные и стенографические записи бесед с ним, его письма и отрывки из книг написанных им при жизни. Написанные в живой, образной форме вопросов и ответов «Слова» Старца Паисия Святогорца переведены на десятки языков и помогают многим людям найти путь к Богу и получить ответы на волнующие их вопросы. В V томе «Слов» собраны поучения Старца, относящиеся к страстям и добродетелям. Они составлены из ответов Старца на наши вопросы о распозновании и уврачевании страстей, а также о делании добродетелей.