• Балканы, Афон, Константинополь
  • Опыт преподавания богословских дисциплин и патрологические исследования в греческих государственных учебных заведениях. Часть 2

    Кратковременное затишье разрешилось подлинным историографическим взрывом.

    Часть 1

    К началу XX в., несмотря на общий неблагоприятный климат в правительственных и научных кругах, многие общественные деятели, писатели и ученые прикоснулись к сокровищам «живого предания» и осознали себя носителями традиций православного богословия. Носителями исихастской традиции и глубокими знатоками святоотеческой письменности были, в частности, крупнейший греческий писатель современности Александрос Пападиамантис, выдающийся архитектор Пикионис, литератор, иконописец и издатель Фотис Кондоглу (1897–1965).

    Новую эпоху в греческих патрологических исследованиях открыли исследования профессора богословского факультета Афинского университета Григория Папамихаила[1] и архиепископа Афинского Хризостома Пападопулоса [2].

    Пападопулосу и Папамихаилу принадлежит заслуга создания двух этапных для греческого богословия периодических изданий: Θεολογία («Богословие») и Εκκλησία («Церковь»), которые дали возможность публиковаться многим молодым ученым.

    Крупнейший исследователь догматических текстов — проф. Иоанн Кармирис (1903-1995) Крупнейший исследователь догматических текстов — проф. Иоанн Кармирис (1903-1995)
    Кратковременное затишье разрешилось подлинным историографическим взрывом. Начало ему положил в 1952 г. Иоанн Кармирис, профессор догматического и символического богословия Афинского университета, который возвратил в сферу исторических исследований мистическое богословие, издав в классическом труде «Догматические и символические памятники Православной Соборной Церкви» «Томосы Константинопольских соборов 1341 и 1351 гг.», «Исповедание веры» Паламы и отрывки из «Синодика Православия»[3]. В этой же публикации он предлагает аналитическую библиографию по теме, где упомянуты сочинения Папамихаила, Пападопулоса и богословов русской эмиграции о. Василия (Кривошеина), Владимира Лосского и о. Киприана (Керна). Вскоре Кармирис издает «Обозрение догматического учения Православной Соборной Церкви»[4]. Это первый в XX в. догматико-богословский учебник, в котором богословие Паламы получило наконец достойную оценку.

    В послевоенный период к изучению православной традиции обратились не только богословы, но и многие философы, историки и филологи. Последовали многочисленные переиздания Святых Отцов, «Добротолюбия», что предопределило постепенный поворот к традиции всей Церкви.

    Наступил новый расцвет монашества. Монастыри, прежде всего афонские, оказывали колоссальное влияние на студенчество и богословскую мысль, многие молодые ученые выпускники богословских и исторических факультетов обратились к работе в монастырских архивах, изучению аскетизма и патрологии.

    Расцвет греческого богословия во второй половине XX в. совпал с общим подъемом гуманитарных наук. В результате объектом пристального научного внимания стали самые разные темы церковной и политической истории. К концу 50-х гг. в Греции становится заметной деятельность группы богословов, ориентированной на изучение святоотеческой традиции в поисках основ православной веры. Стимулом развития этого самобытного направления, внесшего уникальный вклад в сокровищницу мировой церковно-исторической науки, стало тесное сотрудничество с русским эмигрантским богословием.

    Филокалия (Добротолюбие), исихазм и паламизм — лучшие традиции греческого богословия Филокалия (Добротолюбие), исихазм и паламизм — лучшие традиции греческого богословия
    Традиционалистское крыло греческой и русской эмигрантской церковно-исторической науки роднило многое: обращенность к изучению исихастской традиции; отход от схоластики и крайних позитивистских моделей; подчеркивание апофатического и опытного характера православного богословия; взгляд на этику и мораль сквозь призму филокалической традиции; приоритет евхаристическому, литургическому перед институциональным устройством Церкви; рассмотрение христологии и сотериологии сквозь призму экклезиологии. В настоящее время именно такие походы преобладают в греческих университетах, которые стали крупными центрами православной церковно-исторической науки. Ежегодно публикуются сотни новых монографий по литургике и церковному праву, патрологии и церковной истории.

    В центре патрологических изысканий оказывается Богословский факультет Салоникского университета. Его профессор Панайотис Христу в 1956 г. публикует исследование о причинах исихастских споров[5], выделяя причины богословские и церковные в противовес западной традиции, которая считает эти споры исключительно философскими. Перу Христу принадлежат десятки интереснейших трудов самой разнообразной тематики, и прежде всего ставшие классическими и признанные во всем мире исследования из многотомной серии «Греческая патрология»[6].

    Университет имени Аристотеля в Салониках — самое крупное академическое учреждение в Греции и на Балканах Университет имени Аристотеля в Салониках — самое крупное академическое учреждение в Греции и на Балканах
    ​Благодаря Христу Салоникский университет (указ о его основании датируется 1925 г., но фактически он начал функционировать в 1941–1942 гг.) обрел международную известность как один из ведущих центров изучения и публикации святоотеческого наследия.

    Основу новаторской для греческой исторической науки школы Христу составило глубинное исследование наследия святых отцов, построенное на скрупулезном анализе источников. Делом всей жизни профессора стало создание «Центра Святоотеческих (патрологических) исследований», где он проработал вплоть до последних дней своей жизни.

    Основанный Христу Патриарший центр патрологических исследований функционирует и поныне. Осуществляется публикация святоотеческого рукописного наследия, издается журнал «Клирономия», выпущен целый ряд монографических исследований[7].

    Христу смог собрать вокруг себя талантливых учеников-единомышленников, которые впоследствии стали крупными богословами и церковными историками.

    Салоникские ученые занимались в первую очередь патрологией, но запомнились и исследованием истории христианского богослужения и канонического права, общественного служения Церкви и ее роли в жизни Балканского региона.

    Помимо хорошо известного в России специалиста по православной антропологии Георгия Мандзаридиса [8], среди учеников Христу следует выделить о. Феодора Зисиса. В своих исследованиях по патрологии, церковной истории, каноническому праву он всегда опирается на отцов Церкви[9]; его отличает тщательное и аккуратное обращение с историческими источниками и научная объективность. Перу о. Зисиса принадлежат десятки монографий и статей самой разнообразной тематики, некоторые из них переведены на русский язык[10].

    Поворотной в греческом богословии стала докторская диссертация ученика прот. Г. Флоровского о. Иоанна Романидиса (1928–2001), опубликованная в 1957 г.[11] В «ней удалось кратко обозреть всю православную церковную догматику в прямой связи с главным лейтмотивом — темой греха и спасения человека, с акцентом на принципиальном отличии от западного описания догматов в рациональных и юридических понятиях. Это был образец православного догматического учения»[12].

    Протопресвитер Иоанн Романидис. Его диссертация «Первородный грех» стала поворотным моментом в современном греческом богословии Протопресвитер Иоанн Романидис. Его диссертация «Первородный грех» стала поворотным моментом в современном греческом богословии
    «Печальной действительностью является то обстоятельство, что православные богословы часто используют против протестантов обычные аргументы папистов, а против папистов — доводы протестантов. Прямым результатом такой оборонительной методы неизбежно является влияние с обеих сторон на православную мысль, так что некоторые православные становятся латинствующими, а некоторые — протестантствующими; первые считаются консерваторами, а вторые — либералами»[13], — писал о. Романидис в предисловии к книге «Первородный грех». Прекрасно знакомый с протестантским и католическим богословием, он противопоставил «эмпирическое богословие» «юридизму Запада». Выступив с критикой взглядов на грех и спасение блж. Августина и Фомы Аквинского, о. Романидис показал историю развития и проникновения этих ложных построений в западную и греческую богословскую традиции.

    Диссертация, представленная на богословском факультете Афинского университета, вызвала бурный протест со стороны профессоров старой школы. Но в конце концов после долгих дебатов Романидису удалось ее защитить. Вскоре он стал идейным вдохновителем современного традиционного направления греческой историографии.

    В том же ключе, что и «Первородный грех», были написаны другие богословские труды о. Иоанна, прежде всего его знаменитая «Догматика»[14]. По мнению ряда исследователей, основная заслуга о. Романидиса состоит в освобождении восточно-православного взгляда на богословие от «плена» западного интеллектуализма. Мысль о. Иоанна оказала благотворное влияние на богословский и научный климат Греции. Его исследования стали содержательным руководством для всех изучающих святоотеческую традицию и стремящихся преодолеть границы схоластики и морализма.

    Исихастское учение об обожении и умной молитве Романидис, как классический представитель школы неопатристического синтеза, считал сущностно важным для Православия и посвятил много времени изучению трудов св. Григория Паламы и его последователей.

    Протопресвитер Георгий Металлинос Протопресвитер Георгий Металлинос
        

    Десятки классических монографий, учебных пособий, сборников научных статей принадлежат перу одного из идеологов традиционализма в греческой историографии, крупнейшему историку и богослову — протопресвитеру профессору Афинского Университета Георгию Металлиносу. Сфера научных интересов о. Металлиноса охватывает разные области знания[15]. У него есть труды самой разнообразной тематики — от церковного песнотворчества до политической истории. Все работы о. Георгия написаны с опорой на источники, живым языком, многие из них открыли в греческой науке новую эпоху. Некоторые из них переведены на русский язык[16].

    Важным импульсом для одного из крупнейших греческих специалистов- патрологов 70–80-х гг. XX в., Панагиотиса Нелласа (1936–1986), побудившим его начать серьезные патрологические исследования, послужила поездка на Афон и опыт аскетической жизни на Св. Горе. Первые его труды в этом направлении были посвящены известному мистику XIV в. Николаю Кавасиле. В 1979 г. Неллас выпускает Ζώον θεούμενον — интереснейший труд по исихастской антропологии. Книга выдержала много переизданий и вскоре была переведена на английский язык. В 1982 г. Неллас начинает издавать ежеквартальный богословский журнал «Синаксис» («Собрание»), который стал дискуссионной площадкой для богословов, церковных историков и других ученых самых разных взглядов и научных интересов. На страницах «Синаксиса» в обсуждении самого широкого круга богословских и историко-церковных проблем участвовали афонские монахи, университетские богословы, историки-социалисты, деятели культуры, специалисты в области естественных наук, зарубежные богословы. С 1986 г., когда Неллас трагически погиб в автомобильной катастрофе, издание «Синаксиса» продолжили его ученики и соратники.

    Исихазму и патрологии посвящен ряд работ сербских авторов: прп. Иустина (Поповича), Афанасия Евтича, Амфилохия Радовича. Они сочетают в себе лучшие черты греческой и русской (зарубежной) богословской и церковно-исторической школы. Эти богословы получили образование в Греции, публиковались в этой стране и активно сотрудничали со своими греческими коллегами. В каком-то смысле можно говорить о единой греко-сербской патрологической школе этого периода.

    Модернистские тенденции также достаточно широко представлены в греческом богословии. На либеральных позициях стоят “политические богословы” и последователи школы Н.Нисиотиса, ревизию традиционных традиционалистских подходов предприняли «неопаламисты» Христос Яннарас и преосвященный Иоанн (Зизиулас), а также их последователи и ученики. В их текстах можно встретить учение об отношениях природы и лиц, происходящее из экзистенциализма. В результате дальнейшего развития этого направления были созданы новые термины, такие, как «личностно-ипостасные энергии» и «личная сущность», которые были приписаны Паламе. Новые подходы подвергли критике о. Иоанн Романидис[17], о. А. Радович [18], о. В. Кривошеин [19] и ряд греческих исследователей [20].

    Митрополит Пергамский Иоанн (Зизиулас) — представитель греческих теологов-модернистов на приеме у Папы Римского Митрополит Пергамский Иоанн (Зизиулас) — представитель греческих теологов-модернистов на приеме у Папы Римского
        

    Таким образом, современное греческое университетское богословие и церковно-историческая наука весьма разнообразны. В них уживаются противоречивые тенденции и взгляды, идет постоянная научная дискуссия и полемика на страницах печати. В Греции ежегодно проводятся десятки разнообразных исторических конференций, материалы которых публикуются на регулярной основе значительными тиражами.

    В греческих университетах историю Церкви изучают не только богословы. Ученые-философы заняты исследованием греческой патрологии и ее осмыслением в пространстве философии, ученые-историки анализируют влияние Церкви на жизнь общества и государства. Филологи, осваивая церковно-исторические источники, вводят их в научный оборот. Большинство этих ученых не связаны с патрологами и богословами и пришли к предмету своего научного исследования самостоятельно, независимо от общих тенденций в греческой богословской науке.

    Многие современные авторы занимаются одновременно изучением патрологии, христианского богослужения и канонического права. Подобная широта научных интересов греческих богословов связана с осознанием того что православная этика, литургика, догматика и богословие тесно связаны между собой. «Ибо Церковь — это Тело, в котором божественные догматические истины струятся, подобно крови, оживотворяя вечной жизнью все части богочеловеческого организма. В таинственном, благодатном Теле Церкви всё — животворящей силой Святого Духа — связано в одно чудодейственное Богочеловеческое целое» (см. Преподобный Иустин Попович. Догматика Православной Церкви. Том 2).

    Многие ученые-традиционалисты стараются избежать в своей работе «надменности» и «философского высокомерия» и действуют с учетом очевидной для православного человека истины, емко выраженной святителем Григорием Паламой «Мы не думаем, что приемами различения, умозаключения и расчленения человек способен познать самого себя, если трудным покаянием и напряженным борением не изгонит прежде из собственного ума гордость и лукавство. Потому что кто не приведет своего ума таким путем и к такому устроению, тот не увидит даже своего незнания; а только с этого начинается успешное познание самого себя»[21].

    Афанасий Зоитакис

    Аналитический центр святителя Василия Великого

    [1] Παπαμιχαήλ Γ. Ο άγιος Γρηγόριος Ο Παλαμάς καί Βαρλαάμ ο Καλαβρός μέχρι τής συνόδου τού 1342 // Εκκλησιαστικός Φάρος. 1908. No 2. Σ. 313–339; Idem. Αι ησυχαστικαί έριδες τού ΙΔ ́ αιώνος καί ο θρί- αμβος Γρηγορίου τού Παλαμά (1341–1360) // Εκκλησιαστικός Φάρος. 1910. No 5. Σ. 289–320, 385–425.

    [2] Παπαδόπουλος Χ. Ο άγιος Γρηγόριος ο Παλαμάς αρχιεπίσκοπος Θεσσαλονίκης καί η λατινική εκκλησία // Γρηγόριος ο Παλαμάς. 1918. No 2. Σ. 345–354.

    [3] Καρμίρη I. Τά Δογματικά καί Συμβολικά Μνημεία. Αθήναι, 1952. Σ. 194 κ.έ.

    [4] Ανάτυπον εκ τής Επιστημονικής Επετηρίδος τής Θεολογικής Σχολής τού Πανεπιστημίου Αθηνών (1955–1956). Εν Αθήναις, 1957.

    [5] Περί τά αίτια τής ησυχαστικής έριδος // Γρηγόριος ο Παλαμάς. 1956. No 39. Σ. 128–138.

    [6] Χρήστου Π. Ελληνική Πατρολογία. Τόμος 1ος. Εισαγωγή, 1976; Άρχαι τής Χριστιανικής Γραμματείας. 1973; Γραμματεία τού δ’ αιώνος. 1975; Νηπτικά καί Ήσυχαστικά. 1977; Ο Μέγας Βασίλειος. Βίος και πολιτεία, συγγράμματα Θεολογικής σκέψις. Θεσσαλονίκη, 1978. На рус. яз. переведены отрывки из этих работ: «Двойственность Познания по учению св. Григория Паламы»; «Прп. Максим Исповедник о бесконечности человека».

    [7] Τσάμη Δ. H διαλεκτική φύσις τής διδασκαλίας Γρηγορίου του Θεολόγου. 1969; Παπαδοπούλου Σ. Συνάντησις Ορθοδόξου καί σχολαστικής θεολογίας: (Ev τω προσώπω Καλλίστου Αγγελικούδη καί Θωμά Ακινάτου). 1970; Αγγελοπούλου Α. Νικόλαος Καβάσιλας Χαμαετός: Η ζωή καί το έργον αύτου. 1970; Παπαδοπούλου-Τσανανά Ο. Η ανθρωπολογία τού Μεγάλου Βασιλείου. 1970; Κορνιτσέσκου Κ. Ό ανθρωπισμός κατά τον ιερόν Χρυσόστομον. 1971; Τσάμη Δ. Η τελείωσις τού ανθρώπου κατά Νικήταν τόν Στηθάτον. 1971; Γιούλτση Β. Θεολογία και διαπροσωπικάι σχέσεις κατά τόν Μέγαν Φώτιον. 1974; Ορφανού Μ. Η ψυχή και τό σώμα του άνθρωπου κατά Δίδυμον Άλεξανδρέα (τυφλόν). 1974; Βουλγαράκη Η. Aι Κατηχήσεις τού Κυρίλλου Ιεροσολύμων, Ιεραποστολική θεώρησις. 1977; Παπαδοπούλου Α. Η γνωσιολογία κατά τους νηπτικούς πατέρας. 1977; Μπούκη Χ. Η γλώσσα τού Γρηγορίου Νύσσης υπό τό φώς τής φιλοσοφικής αναλύσεως. 1970.

    [8] Мандзаридис Г. Обожение человека по учению святителя Григория Паламы. С. Посад, 2003.; Μαντζαρίδη Γ. Κοινωνιολογία του Χριστιανισμού. Θεσσαλονίκη, 1985; Οδοιπορικό θεολογικής Ανθρωπολογίας.

    [9] Ζήση Θ. Ανθρωπος και κόσμος έν τή οικονομία τού Θεού κατά τον ίερον Χρυσόστομον. 1971; Ο άγιος Γρηγόριος ο Παλαμάς. Αθήνα, 1985.

    [10] См.: Зисис Ф., протопресвитер. Благотворное и очистительное цунами: Виноват ли Бог в стихийных бедствиях? М., 2005; Он же. Является ли Армянская Церковь православной? С. Посад, 2005; Он же. Благое непослушание или худое послушание? М., 2010.

    [11] Ρωμανίδου Ι. Τό προπατορικόν αμάρτημα. Αθήνα, 1957.

    [12] Γιανναράς Χ. Ορθοδοξία καί Δύση στή νεώτερη Ελλάδα. Σ. 442.

    [13] Ρωμανίδης Ι. Το προπατορικόν αμάρτημα. Αθήνα, 2001. Σ. 11–12.

    [14] Ρωμανίδης Ι. Δογματική καί Συμβολική θεολογία τής ορθοδόξου Καθολικής Εκκλησίας. Τόμ. Α ́ καί Β ́.Θεσσαλονίκη, 1983.

    [15] Μεταλληνός Γεώργιος. Ελληνισμός Μετέωρος — Ή Ρωμαική Ιδέα καί το δράμα της Ευρώπης. Αθήνα, 1992; Ορθοδοξία καί Ελληνικότητα — Προσεγγίσεις στη νεοελληνική ταυτότητα. Αθήνα, 1992; Τό Ζήτημα της Μεταφράσεως της Αγιας Γραφής εις την Νεοελληνική κατά τον ΙΘ’ αιώνα. Αθήναι, 1977; Ελληνισμός Μαχόμενος. Αθήνα, 1995; Τό πρόβλημα των σχέσεων Ελληνικής καί Γερμανικής Θεολογίας τόν ΙΘ’ αιώνα στήν ΕΕ.ΘΣΠΑ. Тόμ. ΚΗ (1989); Δύο αγωνισταί αντιμέτωποι, Κ. Φλαμιάτος και Κ. Τυπάλδος. Λευκωσία, 1980; Η Εκκλησιαστική Αφομοίωση της Επτανήσου ως Εξέλιξη του Ελλαδικού Αυτοκέφαλου; Παράδοση και Αλλοτρίωση. Αθήνα, 2001; Φώτα & Φως; Ελλαδικού Αυτοκέφαλου παραλειπόμενα. Εκδόσεις Δόμος, 1989; Ομολογώ εν Βάπτισμα. Αθήνα, 1983.

    [16] В основном речь идет о публикациях в Интернете. См. также предисл. к кн.: Косма Этолийский. Слова. М., 2009.

    [17] Romanides J. Notes on the Palamite Controversy and related Topics // G.O.T.R. 1960–1961. No. 6; 1963–1964. No. 9.

    [18] Αμφιλόχιος Ράντοβιτς. Τό μυστήριον τής Αγίας Τριάδος. Σ. 189–190.

    [19] См.: Кривошеин В. Святой Григорий Палама // Вестн. Рус. Западно-Европ. Патриаршего Экзархата. 1960. No 8. С. 101–102.

    [20] Σταμούλη Χ. Περί Φωτός. Προσωπικές ή φυσικές ενέργειες; Συμβολή στή σύγχρονη περί Αγίας Τριάδος προβληματική στήν ορθόδοξο χώρο (Λ.Α. 4). Θεσσαλονίκη, 1999.

    [21] Св. Григорий Палама. Триады в защиту священно-безмолвствующих. М., 1995. С. 72-74

    Старец Паисий Святогорец. Святой Арсений Каппадокийский

    Книга посвящена житию и чудесам одного из самых замечательных святых последнего времени – греческого подвижника преподобного Арсения Каппадокийского (1924; пам. 28 октября/ 10 ноября). Автор – известный на Афоне Старец Паисий (1924-1994), написавший несколько книг о подвижниках, с которыми Господь благословил ему встречаться в жизни. Отец Паисий был крещен преподобным Арсением и получил от него имя Арсения, кроме того, преподобный предсказал ему монашеский путь.