• Балканы, Афон, Константинополь
  • Одно белградское впечатление

    Это американцы на правах теневого хозяина требуют, чтобы развалины в центре Белграда законсервировали. Мол, глядите и помните, что уже однажды было, и ведите себя правильно.

        

    Широкие улицы. Красивые люди. Одна из речек называется Дунай, а вторая так же, как любимый святой, – Сава. Это Белград. Здесь теплее, чем в Москве, а если ты русский, то человеческий климат здесь будет для тебя одним из самых теплых по планете. Вот только в самом центре города по разные стороны улицы стоят две руины. Это развалины Министерства обороны и Министерства внутренних дел. Следы натовских бомбардировок 15-летней давности.

    Впечатление, будто это попал некий Гулливер в страну лилипутов и ради забавы наступил ногой в здание из серого камня, обрушив, шутя, два-три этажа. Но это не Гулливеровы следы, а боевых самолетов. И здесь не лилипуты живут, а сербы – люди, которые в среднем ничуть не ниже русских и, кстати, хорошие баскетболисты. Эти разрушенные здания – символы разрушенной системы безопасности в послевоенной Европе. Американцами разрушенной.

    Ах, американцы. Ах, добрые люди, чье сердце тревожно сжимается в груди, если где-то нарушаются демократические нормы! У скольких собак нужно взять глаза на прокат, чтобы на всех ваших дипломатов хватило и чтобы те, в свою очередь, не краснея, врали всему миру о своих добрых намерениях? Конечно, вы в курсе того, что у людей короткая память. Что информационные потоки способны вытеснять память даже о вчерашнем дне. Вы в курсе того, что целые народы можно оболванить или расстрелять (оболванить дешевле), опутать кредитами, посадить на иглу. И тогда можно царствовать, улыбаясь. Видимо, для того и стоят до сих пор среди Белграда несколько развалин, чтобы короткая память, забитая сериалами, удерживала в себе нечто важное об этих улыбчивых «цивилизаторах», с легкостью дающих команду «Огонь!».

    Так я подумал. Так подумали все, кому я рассказал об увиденном. Но один из местных белградских священников сказал об этом иначе. Он сказал, что это не сербы сохраняют следы памяти о суровых событиях, а американцы сами на правах теневого хозяина требуют, чтобы развалины законсервировали. Мол, глядите и помните, что уже однажды было. Ведите себя правильно, ибо история умеет делать дубли. Мы можем и повторить. В общем – фактор устрашения, как если бы висел на фонаре повешенный с табличкой «Я не ел в “Макдональдсе” и не верил, что доллар – валюта, а не просто бумага».

    У меня нет оснований не верить этому уважаемому местному священнику. Мне только жаль, что совсем недавно янки безнаказанно летали над центром Белграда и всаживали ракеты «воздух – земля», куда хотели. Да еще и во время Пасхальных праздников. А устаревшая югославская ПВО, доставшаяся Сербии, толком не могла ничего сделать, хотя и сбивала временами самолеты, невидимые для радаров. Оттого и сбивала, что не радарами пользовалась, а в обычный прицел смотрела. А Ельцин в это время то ли германским оркестром в аэропорту дирижировал, то ли еще чем-то занят был неотложно, и жить было как-то стыдно. Трудно, конечно, но главное – стыдно. И обидно.

    А буквально вчера один молодой человек завел со мной разговор о том, что нужно перековать копья и мечи на серпы и орала, как и написано у Исаии. И что милитаризм диссонирует с христианством и т.д. А я, в целом ничего против серпов и плугов не имея, отвечал ему, что копья можно перековывать смело. Прямо сейчас. А вот системы ПВО и ПРО должны быть эффективно действующими и современными. Потому что если небо над нами голубое, гарью от разрывов не затянутое, то это не только атмосферное явление. Это знак того, что летчики наши и ракетчики несут боевое дежурство. Качественно несут. Оттого и высокопоставленные торговцы демократией вынуждены натягивать улыбки на хищные свои лица при встречах с российским руководством. Оттого и мы можем спокойно читать пророчество Исаии, сидя дома у окна, а не с фонариком в бомбоубежище.

    В Сербии есть, что посмотреть, и есть, о чем написать. Ой, есть. Но нужно время на погружение, на общение, на прислушивание к звукам языка, такого близкого к русскому и всё же непонятного для новичка. На всё нужно время, дефицит которого остро ощущается в атмосфере товарного перепроизводства. А две руины в центре города видны сразу. И любой расскажет вам, что это не плоды взрыва бытового газа. И сразу накроют тебя воспоминания о тех днях, когда ты не отрываясь ждал новостей от телевизора, а сербы с бессильной злобой смотрели в небо на железных птиц с надписями «U.S. Air Force» на оперенье. В те дни дети святого Саввы никак не могли дотянуться до этих птиц. А пилоты если и читали Исаию, то практических выводов из чтения делать не собирались. Поскольку пацифизм и демократия – товары экспортные. Троянскому коню подобные.

    Протоиерей Андрей Ткачев

    Православие.Ru

    Смотри также:

    «Те страшные бомбёжки не забуду никогда»
    Исполнилось 15 лет со дня нападения НАТО на Югославию и начала бомбардировок сербских городов. Марианна Младенович, бизнесмен, председатель объединения «Россия» (город Нови-Сад, Сербия):

    «Главная цель Запада – это, конечно, Россия!»
    Посол Сербии в России Славенко Терзич о России, Сербии, Византии и корнях современной русофобии

    "Таргетирование" Балкан
    На вопросы газеты "Завтра" отвечает руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН, член Сената Республики Сербской Елена Гуськова.

    Старец Паисий Святогорец. Слова. Том I. С болью и любовью о современном человеке.

    Старец Паисий Святогорец (1924-1994), известный во всём православном мире греческий афонский монах, подлинный святой нашего времени, авторитетнейший духовный наставник и писатель. Серия «Слова» Старца Паисия начала составляться после его кончины монахинями основанного Старцем монастыря Суроти недалеко от Салоник. При составлении «Слов» Старца Паисия были использованы магнитофонные и стенографические записи бесед с ним, его письма и отрывки из книг написанных им при жизни. Написанные в живой, образной форме вопросов и ответов «Слова» Старца Паисия Святогорца переведены на десятки языков и помогают многим людям найти путь к Богу и получить ответы на волнующие их вопросы. В I томе «Слов» собраны поучения Старца о грехе и диаволе, о современной культуре, о Духе Божием и духе мира сего, о Церкви в нашу эпоху.