• Балканы, Афон, Константинополь
  • Нет альтернативы союзу с Россией

    На протяжении двух с лишним десятилетий основатель и лидер Сербской радикальной партии Воислав Шешель считается едва ли не самым «неудобным» политиком на пространстве бывшей Югославии. Неудобным, прежде всего, своей бескомпромиссностью. В эксклюзивном интервью «РФ сегодня» он делится с читателями журнала мыслями об историческом единстве сербского и русского народов, патриотизме, глобализме и современном империализме.

    РФС: Господин Шешель, что есть для вас, вашей партии Россия, русский народ?

    Воислав Шешель: Даже в самые трудные для вас времена наша пар­тия (Сербская радикальная партия. -Прим. ред.) единственная в Сербии видела для нашей страны перспективу в интеграции с Россией. Мы считаем наши народы родственными по про­исхождению, культуре, языку - мы хорошо понимаем друг друга без пере­водчика. И самое главное, на протяже­нии всей истории Россия всегда была союзницей Сербии.

    Благодаря России Сербия освобо­дилась от турецкого ига. Благодаря России Сербия пережила Первую ми­ровую войну, а русский царь пожерт­вовал и собой, и династией, и цар­ством, чтобы прийти нам на помощь. Не секрет, что в 90-е годы мы очень критично относились к Ельцину и его политике. Но и тогда мы верили, что Россия не будет вечно стоять на ко­ленях, что обязательно придет время, когда она распрямится, снова станет независимой и сильной.

    С этой верой мы жили, об этом не уставали говорить сербскому народу. Мы публично критиковали Ельцина и особенно первого его министра ино­странных дел Козырева. Но их дея­тельность ни в коей мере не ослабила нашу любовь к России. В те 90-е годы, когда вам и нам приходилось очень тяжело, вера в воскрешение России нас поддерживала. Когда к власти при­шел президент Путин, мы очень обра­довались. Мы убеждены: будь Путин Президентом России в 1999 году, НАТО не посмело бы бомбить Югославию. Уже тогда наша партия выступала за присоединение Сербии к союзу России и Белоруссии.

    Но 5 октября 2000 года случился криминальный, подготовленный и профинансированный американцами государственный переворот. Прези­дента Милошевича арестовали и впо­следствии отправили в Гаагу под три­бунал, а пришедшему к власти проза­падному режиму противодействовала только наша партия. Понятно, что мы представляли помеху для всех. Чтобы убрать меня подальше из Сербии, ме­ня тоже отправили под суд в Гаагу, где в течение 12 лет искали, но так и не нашли доказательств, будто я связан с военными преступлениями или пре­ступлениями против человечности.

    Мы считаем, что будущее Сербии лежит в объединении с Россией. Ка­ком объединении? Для начала следо­вало бы пойти по пути Белоруссии и Казахстана, то есть присоединиться к Таможенному союзу, вступить в Евра­зийский союз, а также в ОДКБ. Почему? Когда меня об этом спрашивают иностранные журналисты, я задаю им встречный вопрос: «Сколько раз вы с Запада бомбили нас и сколько нашей земли вы отняли? Даже если забыть обо всем прочем, Россия никогда не нападала на нас, не бомбила». И это всем закрывает рот.

    Экономический интерес: рынок России может поглотить все товары из Сербии. А на Запад мы мало чего можем поставлять, там нас никто не ждет. С тех пор как бывший президент Борис Тадич отменил таможенную по­шлину на товары из Евросоюза, Сербия переполнена товарами из ЕС - мясо, молоко, овощи, фрукты. После того как Россия ввела контрсанкции, ев­ропейских товаров стало еще больше, например, хлынули дешевые яблоки и груши из Польши. Они уничтожают на­ше сельское хозяйство. Сербии следует, с одной стороны, вернуть таможенную пошлину для европейских товаров, а с другой стороны - войти в Таможенный союз, построить единый рынок с Рос­сией и дружественными странами.

    Мы хотим сохранить наши нацио­нальные черты, наше самосознание, традицию, нашу историю, но это ни­как не противостоит русской истории, русской традиции, русской идентично­сти. Вот почему мы стремимся к объ­единению по максимуму.

    Зачем нам вступать в ОДКБ? Мы должны иметь сильного защитника. Сербия слишком мала и находится на очень опасном геополитическом пере­крестке. Мы категорически против вступления в НАТО, и даже тепереш­ний режим в Белграде не решается двигаться в этом направлении. А ОДКБ даст гарантию нашей безопасности. В городе Ниш уже есть база МЧС, но мы готовы предоставить и военные базы, и места для размещения РЛС.

    Со стороны России мы ожидаем, что она возьмет под охрану наше не­бо, нашу землю. Нашему оружию уже 40 и более лет, и производить новое вооружение мы не в состоянии. Воен­ный союз с Россией закроет пробле­му нашей безопасности, ведь Россию никто не может победить вот уже 800 лет. Да и нет у нас другого выбора. Ес­ли пойдем в Евросоюз, у нас отнимут Воеводину. Пойдем в объятия к Аме­рике, там тоже никакой перспективы.

    Помню, как на одной из встреч в 90-е годы, кажется в Дейтоне, Милошевич предложил госсекретарю США Уор­рену Кристоферу: я даю чистый лист бумаги, а вы, американцы, пишете на нем все ваши требования к Союзной Республике Югославия, как тогда на­зывалось наше государство. Кристо­фер вернул ему пустой лист со сло­вами: «Вы не понимаете, мы требуем, чтобы вы выполняли все, что мы тре­буем, и в любое время, когда мы этого потребуем».

    Нынешний режим в Сербии пытает­ся лавировать, сидеть на двух стульях.

    Все больше сближаясь с Западом, не отступая от курса на евроинтеграцию, они всячески заверяют в дружеских чувствах к России и не решаются вводить против нее санкции, рассчи­тывают получать все большую выгоду от сотрудничества с ней. Мы считаем такой вариант невозможным.

    ФС: Но чтобы противостоять такой политике, вашей партии нужно вы­играть выборы, стать правящей...

    Воислав Шешель: Надеемся, на сле­дующих выборах у нас будет сильная поддержка. Согласно опросам, Серб­ская радикальная партия может рас­считывать более чем на 20 процентов голосов, хотя официально заявляется, что наш уровень поддержки менее 5 процентов. Но я вижу везде, куда ни приеду в Сербии, сколько народу при­ходит на наши акции, как переполне­ны залы на моих выступлениях.

    РФС: Немножко провокационный, мо­жет быть, вопрос, но не могу его вам не задать: славянский мир в вашем понимании и Русский мир в нашем -это схожие понятия, примерно одно и то же или все-таки нет?

    Воислав Шешель: Это одно и то же. Славянский и православный мир.

    РФС: Но сербы все же не русские...

    Воислав Шешель: Сербы - это славя­не. Некоторые слависты XVII-XIX ве­ков считали, что название «сербы» бы­ло исконным для всех славян. В языке санскрит слово «србинда» означает человека сильного характера, своен­равного. Слово «русский» моложе, чем «серб», а название «славяне», по моему мнению, еще более старое... Вы знаете, что у германцев и славян общие корни из Северной Индии? В Германии око­ло Дрездена, область Лужице, до сих пор живут около 100 тысяч сербов, но их язык непохож на наш, больше на польский или чешский, а вера у них евангелическая. Наш сербский язык более похож на русский, чем на язык, на котором говорят эти сербы в Гер­мании. Дрезден был славянским горо­дом, потому американцы и англичане так жестоко и бомбили его во время Второй мировой войны.

    РФС: Поговорим о Европе. Вам не ка­жется, что Европа начинает меняться: евроинтеграционные процессы про­буксовывают, а национальные интере­сы, их защита все больше выходят на первый план, о чем свидетельствуют, в частности, выборы во Франции, Гре­ции, референдум в Шотландии. Как вы считаете, с чем это связано?

    Воислав Шешель: Да, я думаю, во Франции снова пробуждаются фран­цузский национализм и патриотизм. Франция ведь находится под угро­зой с двух сторон - со стороны Гер­мании, которая доминирует в ЕС, и собственного быстрорастущего арабо-африканского населения, особен­но мусульманского. В партии «Наци­ональный фронт» они видят защиту от дальнейшего засилья мусульман, но также и от растворения в Евросо­юзе, превратившегося в чудовищного бюрократического монстра, выгоду из которого извлекают лишь армия еврочиновников и все та же Германия, лучше всех использовавшая создание ЕС и валюты евро.

    Такой же процесс наблюдается и в Греции, с той разницей, что там у власти националистическая и патрио­тическая партия левых сил. Впрочем, привычное для XIX и XX веков деле­ние партий на левых и правых сегодня утратило актуальность. Сегодня пар­тии разделяются на патриотические и глобалистские. Взгляните на Испанию, Венгрию. Венгерский президент Орбан все более решительно отстаивает национальные интересы, не страшась идти на конфронтацию с Брюсселем.

    На другом полюсе наблюдаем Бол­гарию, послушно выполняющую все команды извне. Под давлением из Брюсселя тамошние политики отка­зались от многомиллиардных россий­ских инвестиций. Россия должна была строить «Южный поток», нефтепровод в Грецию, реконструировать и расши­рять атомную электростанцию в Козлодуе. Болгары отказались от всего и ничего взамен не получили. Турки оказались умнее... Остается надеяться, что Греция позволит «Южному пото­ку» пройти через ее территорию... Мы в Сербии хотели бы присоединиться к этому потоку, но проблема в Ма­кедонии, так как она находится под сильным американским влиянием и политическая верхушка тупо следует за американцами.

    РФС: Почему Европа идет за амери­канцами, неужели люди не видят, что творится в мире? В самой Европе, в Азии, теперь вот на Украине, ну это же ясно, и мы понимаем, что это все американский след.

    Воислав Шешель: Большинство на­родов в Европе настроены не про-, а антиамерикански - немцы, голландцы, французы, итальянцы, даже англичане. Исключение составляют традиционно антироссийские Польша, Литва, Лат­вия, Эстония. Другое дело, что поли­тические элиты зависимы от Америки и привычно полагаются на нее.

    РФС: Получается, в Европе идет ста­новление национально-освободитель­ных, патриотических движений?

    Воислав Шешель: В долгосрочной проекции возможно и так. Почти что во всех странах есть такие движения: где-то они сильнее, где-то слабее. Но в основном все эти движения находятся в стадии развитии, у них пока нет до­статочно сил, чтобы на континенталь­ном уровне сопротивляться глобали­зации. Тем не менее, антиглобализм как движение набирает силу во всем мире. И мы, сербские радикалы, при­надлежим к этому антиглобалистско­му движению.

    РФС: Вернемся к Гаагскому трибуналу. В 2010 году он должен был прекратить свое существование. Насколько леги­тимно продолжение процессуальных действий, в частности, против вас? Ведь де-юре вроде бы ни трибунала уже нет, ни тем более Югославии?

    Воислав Шешель: Это противоправ­ный суд и антисербский суд. 80 про­центов заключенных и две трети об­виняемых там - сербы и черногорцы. Хорватов в гаагской тюрьме оказалось в четыре раза меньше, при этом все хорватские генералы были полно­стью оправданы. Ни одному боснийцу или албанцу не дали серьезный срок, большие сроки только для сербов. Что касается меня, то они никак не могут найти, что мне лично поставить в ви­ну. Мы, сербские радикалы, посылали большое количество добровольцев на все фронты, но между ними не нашли ни единого, кто совершил преступле­ние, потому что у наших доброволь­цев была самая высокая дисциплина. Тогда они говорят, мол, сербские силы (а это сербские войска, полиция и так далее, а с ними и добровольцы Шешеля) совершили то и то. Спрашиваю: какие именно добровольцы, назовите хотя бы одного. Не могут назвать. Вот вам и Гаагский трибунал.

    РФС: Продолжим международную тематику. Ваше отношение к Органи­зации Объединенных Наций? Сейчас всё чаще в мире применяются насиль­ственные, силовые меры против суве­ренных государств без санкций ООН. В частности, недавно принялись за Йе­мен, до этого была и есть Сирия. Есть вообще будущее у ООН или она обре­чена исчезнуть, как исчезла когда-то Лига Наций?

    Воислав Шешель: В значительно большей степени, чем ООН как та­ковая, важен ее Совет Безопасности. Если в самой организации и ее орга­нах могут доминировать американцы, очень важно, что право вето в Совете Безопасности имеют Россия и Китай, которые различные американские действия могут заблокировать. Не случайно НАТО, принимая решение бомбить Югославию в 1999 году, в Со­вет Безопасности не обращалось.

    В кризисных ситуациях, в том числе ими самими созданных, аме­риканцы и их союзники предпочита­ют действовать в обход ООН или из­вращая смысл ее решений. Так было, когда они начали гражданскую войну в Ливии, которая до сих пор длится. Потому что их устраивает нестабиль­ность в регионе. Они свергли режим Мубарака в Египте, приведя к власти панисламистов. Потом эксперимент признали неудачным и с помощью очередного переворота панислами­стов из власти прогнали. Американцы и их союзники вторглись в Ирак, что­бы свергнуть Саддама Хусейна. Сверг­ли, Саддама ликвидировали, больше трехсот тысяч иракцев погибли. И что теперь? Ирак находится в состоянии непрекращающейся гражданской вой­ны, в которой побеждает средневеко­вый ИГИЛ. Также американцы очень хотели свергнуть Асада в Сирии, но тут их остановили русские и китай­цы. Асад держится, но сколько это будет длиться? Мы видим, что ИГИЛ приближается и к Дамаску. А кто как не американцы потворствовали его созданию?

    И так повсюду. Похоже, теперь сле­дует ждать больших неприятностей в Пакистане. Пакистан - это пороховая бочка, способная рвануть в любой мо­мент. А там полно фанатиков-мусуль­ман и ко всему есть атомное оружие.

    РФС: Что, на ваш взгляд, можно про­тивопоставить этому американскому гегемонизму?

    Воислав Шешель:: Я слишком маленький человек, чтобы концептуально рассматривать мировую стратегию. Альтернативу я вижу в объединении народов, освободившихся от американской гегемонии, как это случилось в Никарагуа, Венесуэле, Эквадоре, многих других странах. Эти страны надо поддерживать. Когда будет достигнута критическая масса таких стран, которые не приемлют больше американский гегемонизм, тогда этот гегемонизм рухнет.

    Журнал «Российская Федерация сегодня»

    Смотри также:

    Петр Давыдов. Драган Николич: «Главный удар врагов направлен на веру. Без Православия сербы – не сербы»
    Мы беседуем с Драганом Николичем, председателем большой сербской общины в Метохии, о сегодняшней действительности в Косово – сердце Сербии.

    «Главная цель Запада – это, конечно, Россия!»
    Посол Сербии в России Славенко Терзич о России, Сербии, Византии и корнях современной русофобии

    Сербия допускает возможность присоединения к антироссийским санкциям
    Сербия не исключает возможности присоединения к антироссийским санкциям. Такое мнение президент Сербии Томислав Николич озвучил в эксклюзивном интервью "Интерфаксу".

    Архимандрит Георгий (Капсанис). Пастырское служение по священным канонам

    К священнику, стремящемуся осуществлять пастырское руководство в согласии с волей Божией, выраженной в Священном Писании, Священном Предании и в основанных на нем священных канонах, а не в субъективном мнении каждого отдельного пастыря, обращена эта книга авторитетного греческого богослова и Старца, в прошлом профессора теологического факультета, а ныне игумена общежительного монастыря Преподобного Григория на Святой Афонской Горе, архимандрита Георгия (Капсаниса). Впервые на русском языке представлен основанный на святоотеческом учении богословский труд, в полноте раскрывающий и обосновывающий необходимость осуществлять духовничество, руководствуясь священными канонами, ибо «пастырское руководство в духе Предания – это вопрос спасения как пастыря, так и пасомых».