• Балканы, Афон, Константинополь
  • Православное предание и историческая память. Часть III

    Православное предание не только является неотъемлемым компонентом исторической памяти но и способствовало формированию нашего национального характера, взгляда на жизнь и образа мысли.

    Православное предание и историческая память. Часть I

    Православное предание и историческая память. Часть II

    Протестантская этика выступает семантическим ядром протестантизма, а также определяет идеологическую основу современного капиталистического общества. В то же время, такие качества как морализм, рациональный взгляд на жизнь, пиетизм, законничество, разумный эгоизм совершенно не свойственны умонастроению православных народов.

    В XIX веке на Балканах массово действовали протестантские проповедники из Англии и США. В сохранившейся переписке миссионеров неоднократно встречаются признания, что им «совершенно непонятна православная психология и менталитет простых людей». В упрёк грекам и славянам ставились такие качества как «искренность, открытость, отсутствие светских манер, готовность к самопожертвованию».

    Действительно, обратившись в историю, мы увидим что на Западе гораздо реже встречаются примеры массового самопожертвования «за други своя», имевшие место в православных странах в разные исторические эпохи.

    Почему же люди (некоторые из которых были атеистами) были готовы пожертвовать своей жизнью, спикировав на вражеский эшелон или прикрыв грудью пулеметный дзот противника? Очевидно, что именно из-за особого взгляда на жизнь и религиозной ментальности, лежащей в основе национального характера.

        

    Полагаю, что одним из ключевых моментов, который служит водоразделом между православными и западными христианами, является разное представление о смысле жизни (которое, в свою очередь, следствие разной богословской парадигмы).

    В XIV в. западные христиане отвергли паламистское богословие, вследствие чего опытное богопознание уступило место пиетизму и моралистическому просветительству. Господство рационализма привело к постепенному умалению роли аскетизма и молитвы, которые на Востоке всегда оставались в средоточии народной ментальности.

    В свою очередь, в Православии отвергнутый на Западе исихазм лег в основу не только богословских представлений но и религиозного менталитета. Одного нравственного совершенствования не достаточно православному человеку: «не эту цель указывают нам Евангелие, Церковное Предание и Святые Отцы… Если нет обожения божественными энергиями, божественной Благодатью, то что остаётся человеку? Усовершаться и утверждаться нравственно? Но морального совершенства не достаточно человеку! Ему не даёт полноты то только, чтобы становиться лучше, чем прежде, и порядочно вести себя. Его конечная цель в единении со Святым Богом. В этом смысл творения всего мира. Вот желанная цель. В ней наша радость, наше счастье, наше совершение»1.

    Свт. Григорий Палама Свт. Григорий Палама
        

    Разница в мироощущении имела глобальные последствия: во всех областях человеческой жизни произошел разрыв между Западом и Востоком (который с каждым годом становился все более и более заметным). Разномыслие охватило даже сферу искусства: «Со времени схоластики у западных христиан появились и особые иконы: вы видите, что святые такие толстые, и у них такой круг, как бы обруч на голове, ореол, но никакой связи со святым он не имеет, висит отдельно. У православных же можно даже не рисовать никакого нимба: весь фон иконы или фрески и так золотой. Значит, все соткано, проникнуто светом: этот свет есть Божественная благодать, Божия любовь, Божественная энергия»2.

    Отрыв от Предания наблюдался на Западе во всех сферах церковной жизни. В католицизме были введены новые догматы (непогрешимость Папы, непорочное зачатие Девы Марии), в протестантизме проведены радикальные преобразования, исказившие всю традиционную основу Церкви. Модернисты добились сокращения постов и служб, вытеснения традиционного церковного пения, отрыва от опытного святоотеческого богословия.

    Сохранение чувства Живого Бога, того что Он действительно присутствует в мире – вот главный признак того, что Святоотеческое предание сохранилось именно в Православной Церкви.

    Связь с живой Церковной традицией воплотилась в жизни всех православных Святых. Их жертвенная любовь к соотечественникам была плодом их любви к Богу и православных убеждений. Не счесть примеров, когда Cвятые сохранили историческую память своих народов и способствовали их духовному и политическому возрождению.

    Победа святителя Григория Паламы над Варлаамом Калабрийцем и торжество исихастского мировоззрения позволило восточным христианам выжить под турецким игом и долго оставаться чуждым тому кризису секуляризации, который на Западе был вызван эпохой Возрождения.

    Ученики Паламы, во главе со святителем Киприаном митрополитом Киевским, боролись с тенденциями, ведущими к раздроблению Русской Церкви, защищали единство митрополии, включавшей в себя не только Московское княжество, но и Литовскую Русь.

    Один из ярчайших представителей исихастского возрождения преподобный Сергий Радонежский сыграл ключевую роль в консолидации князей следствием которого стала победа в Куликовской битве. Преподобный Иринарх Затворник благословил ополчение Минина и Пожарского на поход против засевших в Москве польских интервентов.

    Преподобный Иринарх Затворник благословляет русское воинство Преподобный Иринарх Затворник благословляет русское воинство
        

    Значение Православного предания как ключевого фактора обеспечивающего сохранение идентичности можно проследить на примере жизни православных греков и славян в XVIII столетии. В этот период на Балканах начался беспрецедентный духовный кризис, связанный с потерей исторической памяти.

    Ситуация была очень тяжелой. Повсюду процветало варварство и безграмотность, отдельные районы были изолированы друг от друга: «часть народа умела лишь читать и писать как попало, большая же часть была погружена в пучину полной безграмотности».3 Люди скрывались в высоких труднодоступных горах, постепенно утрачивали связь с соседними поселениями и культурно обособлялись.

    Вслед за закрытием школ вскоре прекращались богослужения в церквях, сотни тысяч греков и славян забывали родной язык и уже не ощущали своей связи с великим прошлым своих народов.

    В XVIII веке православный мир переживал «фазу наивысшего истощения своего духовного иммунитета».4 К этому периоду относится волна массовой исламизации тысяч христиан, преимущественно в отдаленных и труднодоступных районах.

    Часто люди отказывались от христианской веры целыми общинами, селами и даже городами: Например «В 1759 году население целого района в Центральной Македонии в день Пасхи приняло ислам во главе со своим митрополитом…».5 В большинстве случаев они стремились принять ислам по причинам сугубо практического характера: для получения высоких постов и налоговых льгот. Однако, очевидно, что в глубине этих процессов лежала постепенное оскудение исторической памяти и разочарование в возможности избавления от иноземного ига. Ещё одним вызовом для православной идентичности стала идеология Европейского Просвещения. Дело в том, что значительная часть носителей «новой» философии разделяла деистские, антитринитарные и атеистические взгляды и требовала не обновления или обогащения религиозной традиции, а полного разрыва с Православным преданием6.

    Ответ на вызовы поставившие под угрозу будущее православных в Балканском регионе был дан участниками традиционно-просветительского движения7.

    Прп. Никодим Святогорец Прп. Никодим Святогорец
        

    Видя трагическую ситуацию, сложившуюся в обществе ("Изменения в стране повредили… нравам"8, произошло "наводнение безразличия… и отсутствия страха Божия"9, – писал Никодим Святогорец), традиционалисты из разных стран консолидировались в единое духовное движение и предложили свой, основанный на православном миропонимании, выход из кризиса. У истоков православного возрождения стояли монахи, политические и общественные деятели, ученые. За короткий срок им удалось сделать казалось бы невозможное: остановить распад, и способствовать объединению разрозненных народных сил.

    «Филокалическое возрождение»10 стало движением за возращение к святоотеческой традиции, осознанное участие в церковных таинствах, частое причащение, аскетизм и Умную молитву. Традиционные просветители стремились вернуть отошедших от православия людей в лоно Церкви и возрождали чистоту христианской жизни, распространяли святоотеческую традицию, укрепляли единство народа.

    Собор участников «филокалического возрождения» Собор участников «филокалического возрождения»
        

    Традиционалисты полагали, что в библейском Откровении и духовном опыте святых и подвижников сконцентрирован огромный антропологический и педагогический опыт, хранящийся в церковном Предании и передающийся из поколения в поколение в живом преемстве. Не случайно участники «Филокалического возрождения» сами называли себя «хранителями Церковного Предания»11.

    К числу основных лидеров движения прежде всего следует отнести выдающегося миссионера равноапостольного Косму Этолийского (1714-1779)12, его брата руководителя Патриаршей академии Хрисанфа Этолийского (1710 -1785), преподобных Никодима Святогорца (1749-1809) 13, Нифона Хиосского и Афанасия Паросского (1721—1813)14, святителя Макария Нотараса (Коринфского) (1731-1805)15, сщмч. Патриарха Григория V, а также Евгения Вулгариса (1716 - 1806) и Никифора Феотокиса (1731-1801), чья судьба была тесно связана с Россией. Паисия Величковского16 и ряда других афонских монахов (в том числе сербов, румын, болгар). Среди последних выделим подвизавшегося в Русике ученика Нифона Хиоского иеромонаха Сысоя17 и Феоктиста Болгарина.

    Окончание следует.

    Афанасий Зоитакис

    1 Архимандрит Георгий Капсанис «Обожение как смысл человеческой жизни».

    2 Афанасий Евтич. Хлеб богословия. Москва, 2004.

    3 Κούμας Κ. Ιστορίαι ανθρωπινων πράξεων. Τομ. 12. Βιεννή, 1832. Σ. 555.

    4 Γιαναρά Χ. Ορθοδοξία και Δύση στη νεώτερη Ελλάδα. Αθήνα, 1999. Σ. 154.

    5 Γκιόλιας Μ. Ο Κοσμάς Αιτωλός και η εποχή του. Αθήνα, 1972. Σ. 108.

    6 Χριστόφορος Παμπλέκης. Ακολουθία. Σ. 105-115.; Ανώνυμος Έλλην. Ελληνική Νομαρχία. Σ. 99.; Δανιήλ Φιλιππίδης και Γρηγόριος Κωνσταντάς. Γεωγραφία Νεωτερική. Βιέννη, 1791. Σ. 255-260.

    7 Подробнее о традиционализме (традиционно-просветительском движении) XVIII – XIX вв. см.: Зоитакис А. Традиционное просветительство в Греции в XVIII веке: Косма Этолийский и Никодим Святогорец. М, 2008.

    8 Νικοδήμου Αγιορείτου. Πρός Θωμάν // Πάσχου Π. Έν ασκήσει και μαρτυρίω. Αθήνα, 1996. Σ. 74.

    9 Там же. Σ. 77.

    10 Термин с одной стороны, отражает преемственность традиционализма с исихастским движением XIV в., с другой – говорит о роли, которую играла в этом идейном течении православная (исихастская) мистика. См. Αραμπατζή Α. Αθανάσιου Πάριου βιβλιογραφικά. Θεσσαλονίκη, 1998. Σ. 5. Αμφιλόχιου Ράντοβιτς, Η φιλοκαλική αναγέννησι του XVIII και XIX αιώνα και οι πνευματικοί καρποί της. Αθήνα, 1984.

    11 Феоклит Дионисиатский. Преподобный Никодим Святогорец. Житие и труды. Москва, 2005. Стр. 433.

    12 Подробнее о нем см.: Житие и пророчества Космы Этолийского. М.: "Святая Гора", 2007.

    13 Никодим Святогорец – крупнейший православный богослов, талантливый и плодовитый писатель. Родился в 1749 г. на острове Наксос. С детства проявил выдающиеся способности, феноменальную память и тягу к знаниям. Закончив ряд учебных заведений, отправился на Афон, где принял постриг в обители Дионисиат. Был активным популяризатором и издателем переведенных им на народный язык святоотеческих произведений, а также автором многочисленных богословских сочинений. Никодим Святогорец сотрудничал со многими современными общественными и церковными деятелями, вел с ними активную переписку. Причислен к лику святых Константинопольским Патриархатом 31 мая 1955 года. Подробнее о просветительской деятельности святого Никодима см.: Феоклит Дионисиатский. Преподобный Никодим Святогорец. Житие и труды. М., 2005; Традиционное просветительство в Греции в XVIII веке: Косма Этолийский и Никодим Святогорец. М, 2008.

    14 Преподобный Афанасий Паросский (1720-1813) был ярким полемистом, радикальным анти-западником и противником Европейского Просвещения. Его ученики рассеялись по всем Балканам и нимало сделали для их духовного и политического возрождения. Перу Афанасия Паросского принадлежат более пятидесяти произведений. Их большая часть посвящена полемике с католическими богословами и западными Просветителями.

    15 Подробнее о нем: Αθανασίου Πάριου. Κορινθιακόν Αγιολόγιον. Κόρινθος, 1977.

    16 Подробнее о нем см.: Ταχίαου Α. Ο Παίσιος Βελιτσκόφσκυ και η ασκητικοφιλολογική σχολή του. Θεσσαλονίκη, 1964.

    17 Κανέλλου Κ. Όσιος Νήφων ο Χίος. Ο Ηγιασμένος των κολλυβάδων. Ιθάκη, 2003

    Смотри также:

    Афанасий Зоитакис. Православное предание и историческая память. Часть I. Кризис идентичности
    Процессы дезинтеграции и утраты исторической памяти можно ярко и рельефно проследить на примере современной Украины.

    Афанасий Зоитакис. Православное предание и историческая память. Часть II
    Не обошли печальные процессы утери исторической памяти и Россию. В немалой степени этому способствовали такие факторы как кризис в сфере образования, информационная политика некоторых СМИ, преобладание материальных интересов над духовными. Но многие причины современного кризисного состояния следует искать в прошлом.

    Старец Паисий Святогорец. Слова. Том IV. Семейная жизнь.

    Паисий Святогорец (1924-1994), известный во всём православном мире греческий афонский монах, подлинный святой нашего времени, авторитетнейший духовный наставник и писатель. Серия «Слова» Старца Паисия начала составляться после его кончины монахинями основанного Старцем монастыря Суроти недалеко от Салоник. При составлении «Слов» Старца Паисия были использованы магнитофонные и стенографические записи бесед с ним, его письма и отрывки из книг написанных им при жизни.Написанные в живой, образной форме вопросов и ответов «Слова» Старца Паисия Святогорца переведены на десятки языков и помогают многим людям найти путь к Богу и получить ответы на волнующие их вопросы. В IV томе «Слов» собраны поучения Старца о семье и тех испытаниях, которым подвергается человек из-за кризиса, переживаемого семьёй в нашу эпоху.