• Введение
  • История Афона
  • Начало
  • В поездку
  • На Афон!
  • Обители Святого Афона
  • Юго-восток
  • Вдоль северного побережья
  • Западное побережье
  • И напоследок
  • Краткий разговорник
  • Телефонный справочник
  • Святогорские панигиры
  • Иконы Афона
  • Афонские святые
  • Афонские старцы
  • Паисий Святогорец
  • Паломничество на Афон (впечатления, отзывы, отчёты)
  • От Второй мировой до наших дней

    Многим казалось, что конец Афона близок, уже выдвигались проекты превращения Святой Горы в огромный музейный комплекс и туристический центр. Старцы и подвижники не находили молодых последователей, возникла угроза обрыва тысячелетней традиции, прежде передававшейся из поколения в поколение

    Загрузить увеличенное изображение. 600 x 903 px. Размер файла 198015 b.
 Весной с афонских вершин устремляются бурные потоки
    Весной с афонских вершин устремляются бурные потоки
    После занятия Греции немецкими частями, союзники завоевателей болгары изъявили желание взять Святую Гору под собственный контроль. Зная об этих намерениях, афонские отцы, желая сохранить независимость Святой Горы и неприкосновенность её сокровищ, 13/26 апреля 1941 года направили послание Адольфу Гитлеру, в котором просили взять монашескую республику под свою защиту. Гитлер был польщён письмом монахов и отдал приказ, запрещающий немецким и болгарским военным вход на Святую Гору. Контроль за исполнением этого решения был поручен гестапо, которое обосновалось в городе Урануполис.

    Афон посетила специальная комиссия (интересно, что гидом и переводчиком немцев был о. Софроний Сахаров), также был назначен управляющий Афоном немецкий учёный Штайгер, по отзывам современников много сделавший для защиты уникального афонского материального и духовного наследия.

    Многие английские военные, преследуемые немецкими частями, находили на Святой Горе убежище и с помощью монахов переправлялись сначала в Турцию, а затем на родину. Узнав об этом, фашисты разместили на Афоне свои части. Некоторые монахи были арестованы и подверглись пыткам.

    В мае 1944 года немцы окончательно покинули Святую Гору, но это не стало концом её бедствий. Большой ущерб был причинён Афону в ходе Гражданской войны в Греции (1944–1949), когда военные действия были перенесены на территорию Афонского полуострова. Несколько монахов было расстреляно и брошено в заточение.

    С 1910 по 1971 год на Святой Горе наблюдалось значительное сокращение насельников: их число уменьшилось с 9.900 до 1.145 человек, а средний возраст достиг 55 лет. Многим казалось, что конец Афона близок, уже выдвигались проекты превращения Святой Горы в огромный музейный комплекс и туристический центр. Старцы и подвижники не находили молодых последователей, возникла угроза обрыва тысячелетней традиции, прежде передававшейся из поколения в поколение. Огромные монастыри и скиты, некогда полные жизни, теперь обезлюдели и разрушались.

    Загрузить увеличенное изображение. 600 x 903 px. Размер файла 143777 b.
 Весна на Афоне
    Весна на Афоне
    Но неожиданно даже для оптимистов началось, казалось, непредвиденное – Святая Гора начала возрождаться, Пресвятая Богородица не дала опустеть своему Уделу. Число монахов постоянно увеличивалось и сейчас достигает 1800 человек. Во многом это было связано со сближением общежительной и исихастской традиции, вдохнувшим в православное монашество новую жизнь.

    На Святую Гору приходили люди разных профессий, возрастов, но их большую часть составили молодые люди с высшим образованием. Были среди них и крупные учёные с мировым именем, при этом важно подчеркнуть, что они прибыли на Афон не для того, чтобы его модернизировать и преобразить, а чтобы самим стать частью его традиции.

    Увеличение числа насельников не было одинаково во всех монастырях. Первоначально возросла братия в Ивироне, Хиландаре, Каракале, Филофее, Симонопетре, Агиу Павлу, Григориате и Эсфигмене. Монахи прибывали не по одиночке, но группами – синодиями. Они приходили в монастыри из скитов и пустыней, братия которых составляет три пятых всех афонских монахов. С середины 1970-х годов, монахи стали перемещаться – и снова синодиями – из более процветающих монастырей в находившиеся в упадке обители.

    С начала 1980-х годов началось обратное движение из монастырей назад в скиты и кельи. Иноки, прожившие в монастырях много лет и получившие необходимый монашеский опыт, переходили в скиты и каливы, в поисках большего уединения. В этот же период в афонских монастырях общежительное устройство окончательно сменило идиоритмическое (особножительное).

    Загрузить увеличенное изображение. 800 x 771 px. Размер файла 164410 b.
 Преподобный Иосиф Исихаст (сидит) и его ученики. Слева направо: старец Харалампий Дионисиатский, старец Феофилакт Неоскитиотский, старец Иосиф Ватопедский, Арсений пещерник, старец Евфрем Филофейский, старец Афанасий (его родной брат)
    Преподобный Иосиф Исихаст (сидит) и его ученики. Слева направо: старец Харалампий Дионисиатский, старец Феофилакт Неоскитиотский, старец Иосиф Ватопедский, Арсений пещерник, старец Евфрем Филофейский, старец Афанасий (его родной брат)
    В процессе возрождения афонского монашества ключевую роль сыграла плеяда харизматических старцев, привлёкших множество людей к монашеской жизни и оказавших большое духовное влияние на молодое поколение иноков. Среди них выделим отца Иосифа Исихаста (+1958), отшельника, который был духовником для шести из двадцати монастырей Афона; отца Паисия Святогорца (Эзнепидиса, +1994), возродившего несколько монастырей, духовного отца многих афонских монахов и большого числа мирян; отца Софрония (Сахарова, +1993), основавшего монастырь Иоанна Предтечи в графстве Эссекс (Англия), автора многочисленых книг (в том числе и классического жизнеописания преподобного Силуана). На Афоне он прожил более 20 лет (1925–1947), был духовником нескольких обителей и множества келиотов. Не меньшего внимания заслуживают и другие современные старцы: Арсений Пещерник (1983), Порфирий Кавсокаливит (1991), Ефрем Катунакский (1998) и Феоклит Дионисиатский (2006). Таких подвижников на Афоне десятки и даже сотни, не прервалась цепь живой традиции и сейчас.

    Я, когда пришёл на Святую Гору, нашёл многих из отцов в делании и созерцании. Старых и святых людей. Был старец Каллиник. Прекрасный подвижник. Сорок лет затворник. Упражняющийся в умном делании и вкушающий мёд божественной любви, бывший и для других полезным. Он вкусил восхищение ума.

    Пониже его жил другой, старец Герасим. Превосходный безмолвник. По происхождению хиосец. Удивительный подвижник. Упражняющийся в умной молитве. Девяноста лет. Жил на вершине пророка Илии семнадцать лет; борясь с бесами и страдая от непогоды, пребыл непоколебимым столпом терпения. У него были непрекращающиеся слёзы. Услаждаемый помышлением об Иисусе, совершил он свою беспопечительную жизнь.

    Повыше был старец Игнатий, незрячий много лет. Долгие годы духовник. Старец девяноста пяти лет. Молящийся умно и непрестанно. И из-за молитвы уста его испускали благоухание, так что беседа с ним вблизи его уст доставляла радость.

    Был и другой, ещё более удивительный, у Петра Афонского – отец Даниил, подражатель Арсения Великого. Крайне молчаливый, затворник, до конца дней служивший литургию. Шестьдесят лет он ни на один день не помышлял оставить божественное священнодействие. А в Великий пост во все дни служил преждеосвященные литургии. И, не болея до последних дней, скончался в глубокой старости. А литургия его продолжалась всегда три с половиной или четыре часа, ибо он не мог от умиления произносить возгласы. От слёз перед ним всегда увлажнялась земля. Поэтому он не хотел, чтобы кто-то посторонний находился на его литургии и видел его делание. Но меня, поскольку я очень горячо его просил, меня он принимал. И каждый раз, когда я ходил к нему, три часа шагая ночью, чтобы предстоять при этом страшном воистину божественном зрелище, он говорил мне одно или два слова, выйдя из алтаря, и сразу скрывался до следующего дня. Он совершал до конца жизни умную молитву и всенощное бдение. У него и я взял устав и нашёл величайшую пользу. Ел он двадцать пять драми хлеба каждый день и весь возносился ввысь на своей литургии. И пока земля у него под ногами не превращалась в грязь, не заканчивал литургию.

    Старец Иосиф Исихаст «Изложение монашеского опыта».

    Загрузить увеличенное изображение. 1000 x 664 px. Размер файла 215062 b.
 Технологии
    Технологии
    С XIX века на Афоне не было проведено ни одной серьёзной реконструкции, и сегодня на Святой Горе идут масштабные восстановительные работы. Эти процессы вызывают некоторую обеспокоенность. Огромное число паломников, новые дороги, шум строительства, современные технологии – всё это существенно изменило ритм жизни Афона. Технологическая революция, произошедшая за последние годы, не могла не сказаться на укладе Святой Горы. На данный момент использование современных технологий воспринимается неоднозначно: некоторые монахи не используют даже обычных телефонов, не говоря уже мобильных, другие применяют интернет. Современные старцы говорят о том, что продолжается поиск золотой середины. В конечном итоге, использование современных научных достижений допустимо ровно в той степени, в какой они не препятствуют духовному деланию и не приносят за собой комфорта.

    Сегодня на Святой Горе существуют все исторически сложившиеся типы иноческой жизни: монастыри, скиты, кельи (в отличие от России, на Афоне это слово означает не только комнату в монастыре, но и небольшую обитель с храмом), каливы (обитель без храма). До сих пор есть и отшельники, подвизающиеся в уединённых пещерах и ветхих строениях.

    – А есть ли сейчас на Святой Горе такие великие подвижники, какие были когда-то, те преображённые святые старцы, что жили в египетской пустыне, и каких мы знаем по не столь уж далёкой от нас русской литературе XIX века?

    – Есть, как им не быть, – отвечает монах. – Пустынников на Афоне несколько сотен, а может и тысяча. Ты мог и сам увидеть некоторых из них, тех, что живут в келиях на Карульских скалах или в лесах на Провате. А больше всего вокруг Кареи – по двое, по трое, по десятку или в одиночестве. Каждый может их видеть, когда они работают на своих огородах, можно даже погостить у них, помолиться рядом. А есть и такие, кого не увидишь – они не выходят. Живут они далеко, в горах, скрываясь от любопытных, и спускаются в монастырь раз в несколько месяцев, чтобы взять самое необходимое: масло для лампадок, муку для просфор. Возьмут это – и скорей назад, в своё одиночество. Но если ты приезжаешь на Святую Гору ненадолго, вряд ли тебе так повезёт, что увидишь кого-то из этих старцев. А если случайно наткнёшься на такого в пустыне, может статься, он прогонит тебя, накричит, но если увидит, что ты со смирением претерпеваешь это и смиряешь свою гордыню ради разговора с ним, тогда впустит. Но только тогда. Скажу тебе, есть одно братство, одно из самых старых на Святой Горе... Последний раз видели его восемь лет назад, до того шестнадцать лет никто его не видел, а ещё раньше – не знаю сколько. И вот как было в последний раз. Однажды вышел молодой монах, состоявший в послушании у одного старца в пустыне, пройтись после утренней литургии и неожиданно увидел на лесной полянке шестерых незнакомых монахов, которые отпевали седьмого, усопшего. Шестеро подошли к молодому иноку и сказали, что по традиции в их братстве должно быть семь человек, но седьмого они хоронят. “И поскольку ты первый, кого мы встретили, то, может быть, ты присоединишься к нам и станешь седьмым в нашем братстве?” Монах, поняв, о каком братстве идёт речь, захотел, конечно, стать одним из них, но не смел решиться на такое без разрешения своего старца. Шестеро похвалили его за послушание и позволили ему пойти спросить старца – таков уж порядок, самовольство к добру не приводит, – но взяли с него обещание, что когда он вернётся, то будет один. Не следует им быть объектом чьего бы то ни было любопытства. Между тем, старца, когда он услышал о семерых, охватило странное беспокойство, он не мог его скрыть и всё повторял, что должен их видеть, даже если умрёт после этого. Пошли вдвоём, плутали в роще, спотыкаясь о камни, но видели только тёрн и репейник, колючие кусты, сухую траву, шипы, да сияющее небо. Ни той полянки, ни загадочных братий не было, хотя молодой монах был более чем уверен, что легко отыщет их. Он хорошо знал эту местность, и всё же... Долго плутали они по жаре, пока, наконец, старец не понял, что не может увидеть семерых, потому что ему это не суждено.

    А братство, о котором говорится в этой притче, – самое святое и молитвенное на Святой Горе. Существует о нём древнее предание: именно эти семеро отслужат последнюю литургию на Земле, на такой, какой она будет перед наступлением Царства Небесного”.

    Павле Рак

    О братстве из 7 (по другим данным 12 монахов) сохранилось множество (в том числе и современных) свидетельств. В частности, на его существование указывали старцы Паисий (Эзнепидис) и Иосиф Исихаст.

    Греческо-русский и русско-греческий деловой словарь

    оставитель этого уникального словаря – кандидат экономических наук, священник Дмитрий Валюженич. Словарь содержит большое количество не указанных в существующих двуязычных словарях широко распространенных слов и выражений, характерных для языка современного экономиста, предпринимателя или менеджера. В качестве интересных приложений в словаре содержатся «Краткий словарь по информатике и компьютерной технике» и эксклюзивный мини-словарик «Экономика в пословицах и поговорках».